Вернер херцог о творчестве и уверенности в собственных силах

В случае если ваш проект имеет настоящее содержание,
то в конечном итоге деньги последуют за вами
как бродячая дворняжка с поджатым хвостом
(Вернер Херцог)

Вернер Херцог (Werner Herzog) известен как один из самых влиятельных и новаторских режиссёров отечественного времени, но его путь к признанию был извилист и тяжёл. Покинутый отцом в раннем детстве, мелкий Вернер пережил бомбардировки Второй мировой — на протяжении одной из них был уничтожен соседский дом — и был вежлив матерью-одиночкой практически что в нищете.

Со своим жизненным призванием Херцог определился еще ребёнком, прочтя в энциклопедии статью о кинорежиссуре. Тогда же, в ранней юности, он устроился сварщиком на сталелитейный завод, дабы получить деньги на производство собственных первых фильмов.

Краеугольные камни его характера — упорство, уверенность в себе, любопытство, подогреваемое богатым воображением — с ослепительным блеском блещут в самом содержательном и самый показательном интервью Херцога. Книга «Вернер Херцог: Путеводитель для растерянных» (Werner Herzog: A Guide for the Perplexed; в 2010 г. в издательстве Rosebud Publishing называющиеся «Знакомьтесь — Вернер Херцог» вышел русский перевод) — не нужно путать с превосходной философской работой Эрнста Фридриха Шумахера, изданной под одноименным заглавием в 1978 г.Вернер херцог о творчестве и уверенности в собственных силах — представляет собой пространный безграничный разговор режиссера с английским киноведом, писателем, документалистом Полом Кронином (Paul Cronin).

Ответы Херцога на вопросы интервьюера «неотфильтрованы» и бьют в самую сущность вопрошаемого, обычно они звучат горько, но ни при каких обстоятельствах — сентиментально. В беседе известный режиссер предстает не неотёсанным, но честным человеком, пропалывающим собственный «сад общения» от сорняков тщетной вежливости, посеянных еще в викторианской Англии и пышно разросшихся в современной Америке.

Откровения Херцога образуют необычный манифест, обращенный к тем, кто направляться собственному особенному призванию, и воображающий собой умное, но непочтительное к авторитетам управление по самопомощи для современного творца.

Не обращая внимания на то, что Херцог есть гуманистом, всецело обособившимся от любой религии, в его мудрости имеется сильнейший духовный подтекст, коренящийся в том, что Кронин именует «чистейшей интуицией», и охватывающий всё — от понимания, что в действительности значит «отыскать собственный назначение и делать только то, что обожаешь», до практичности и психологии, разрешающих меньше тревожиться о деньгах, и искусства жить в эру продуктивности. Кронин отмечает во введении к «Путеводителю», что мысли Херцога, собранные в книге, являются «длящееся десятилетиями излияние эмоций, отклик на громкий призыв, на пылкие требования посоветовать ».

Для Херцога во многих отношениях честным будет именовать «Путеводитель для растерянных» не в противном случае как «Путеводитель, написанный растерянным», потому, что для него эта книга результат «поражений и накопления унижений», продуктом его — как он сам именует это чувство — «хронического замешательства» (chronic perplexity; авторство этого определения в собственности литератору из США Элвину Бруксу Уайту (Elwyn Brooks White)). Херцог, владея редким, парадоксальным сочетанием безотносительной беззаветной готовности и ясности убеждений обитать среди собственных собственных внутренних противоречий, продолжает собственную открытую, непредсказуемую судьбу.

Определенная уверенность в собственных силах, пропитывающая его его разум и фильмы, отказ разрешить страху неудачи подавить любую попытку — все эти качества Херцога полностью отражает фраза, произносимая закадровым голосом в финале его фильма «Беспрецедентная защита крепости Дойчкройц» (The Unprecedented Defence of the Fortress Deutschkreuz): «Кроме того поражение лучше, чем по большому счету ничего».

Он сказал Кронину: «Нет ничего нехорошего в препятствиях и трудностях, хуже всего — по большому счету не постараться сделать что-нибудь».

  • Успех приходит не сходу, а какое количество попыток сделали вы?

Если вы желаете снять фильм, то отправьтесь и сделайте это

Херцог думает о неудачах как нужном условии для роста творческого мастерства: «Нехорошие фильмы больше всего обучили меня кинопроизводству. Ищите отрицательное определение. Сядьте перед экраном и спросит себя: Будь у меня шанс, как бы я снял данный фильм? Это нескончаемый образовательный опыт, лучший метод определить, в каком направлении должны двигаться ваши идеи и собственные работы».

Он принимает понятие самостоятельности — как и большая часть вещей, в каковые он верит — практически как религиозную теорию: «Я делал сам так много, сколько имел возможность; это был знак веры, вопрос несложной людской порядочности — делаю грязную работу, пока я могу

Три вещи — телефон, автомобиль и компьютер — вот все, что вам необходимо, дабы делать фильмы. Кроме того сейчас я так же, как и прежде делаю большая часть вещей самостоятельно. Иметь больше помощи — это время от времени прекрасно, но я предпочел бы инвестироватьв кадр на экране, а не додавать имена в платежную ведомость».

Вправду, выросший в безденежье и сам получивший любой собственный цент, Херцог вычисляет самостоятельность тесно переплетенной с борьбой за финансы — дефицит денег он постоянно отказывался принимать за фатальное препятствие на творческом пути.

Его проницательная мудрость в денежных вопросах выходит за рамки кинопроизводства и возможно применена фактически к любой современной сфере деятельности, имеющей отношение к творчеству:

«Лучший совет, что я могу предложить тем, кто отправляется в мир кино: не ожидайте, пока совокупность профинансирует ваши проекты, а другие люди распорядятся вашей судьбой. Если вы не имеете возможность себе позволить сделать фильм за миллион американских долларов, то соберите $10000 и продюсируйте его самостоятельно. Это все, что вам необходимо, дабы Сейчас снять художественный фильм.

Остерегайтесь ненужной секретарской работы на нижних служебных ступенях в кинопроизводстве. Вместо этого — , пока хватит здоровья — отправьтесь в настоящий мир. Засучите рукава и трудитесь вышибалой в секс-клубе либо надзирателем в безумном доме либо оператором станка на скотобойне.

Поработайте водителем такси в течение шести месяцев, и у вас хватит денег, дабы сделать фильм. Прогуливайтесь пешком, изучайте зарубежные языки либо ремесла и промыслы, не имеющие ничего общего с кино. В базе кинопроизводства — как и великой литературы — обязан лежать жизненный опыт.

Почитайте Конрада (Joseph Conrad; Джозеф Конрад, британский автор польского происхождения) и Хемингуэя (Hemingway), и вы сможете сообщить, сколько настоящей жизни в этих книгах.

Очень многое из того, что вы видите в моих фильмах, не выдумка; в них воплотилась жизнь, моя личная судьба. В случае если у вас в голове имеется образ, удерживайте его — каким малым он не казался бы вам — в какой-то момент вы сможете применять его в фильме. Я постоянно стремился перевоплотить собственные переживания и фантазии в кинокартину».

Позднее Херцог повторно заострит эту тему:

«Естественным компонентом кинопроизводства есть борьба за то, дабы добыть деньги. Эта тяжелую битву я веду всю собственную трудовую судьбу Если вы желаете снять фильм, то отправьтесь и сделайте это. Я не могу совершенно верно сообщить вам, сколько раз я начинал снимать фильм, зная, что у меня нет денег, дабы закончить его.

Я везде встречаю людей, ноющих о деньгах; эта привычка укоренилась в натуре через чур многих режиссёров. Но это должно быть светло всем — у денег всегда были явные определенные качества: они глупы, трусливы, тяжелы на подъем и лишены воображения.

Благоприятные условия для финансирования ни при каких обстоятельствах не появляются сами по себе; вы должны создать их самостоятельно, а после этого манипулировать ими в собственных собственных целях. Таковы ежедневная рутина и сама природа кинопроизводства. В случае если ваш проект имеет настоящее содержание, то в конечном итоге деньги последуют за вами как бродячая дворняжка с поджатым хвостом.

Имеется германская пословица, гласящая: «Der Teufel scheisst immer auf den grossten Haufen» («Сатана постоянно гадит на самой громадной куче»). Так что начинайте сгребать кучу и не теряйте веры.

Любой раз, в то время, когда вы снимаете фильм, вы должны быть готовы спуститься в преисподняя и оторвать деньги из когтей самого дьявола. Подготовьте себя: в том месте ни при каких обстоятельствах не бывает дня без запрещенных приемов. Одновременно с этим будьте прагматичным и обучитесь осознавать, в то время, когда направляться оставить идею.

Что бы ни было, следуйте собственной мечтам, но готовьсяпересмотреть собственные замыслы в случае, если они не смогут быть реализованы в определенных обстановках. Проект может завести в тупик, и тогда ваша жизнь может как песок проскользнуть сквозь пальцы, пока вы станете преследовать какую-то недостижимую цель. Знайте, в то время, когда уйти».

  • Боб Мэтиас — человек, что знал, что такое уверенность в себе

Делать то, что вы рождены были сделать — это и имеется счастье

Возможно заключить пари, что для Херцога вопрос денег есть самые насущным и больным — еще одно подтверждение истины «сделать что-нибудь полезное занимает большое количество времени»:

«Упорство хранит меня в течении всех этих лет. Редко что-либо делается в одночасье. Кинематографисты должны быть готовы к напряженной работе в течение многих лет.

Настоящий труд оздоровляет и воодушевляет.

Не смотря на то, что в течение многих лет я жил впроголодь — время от времени практически в нищете, я жил как богач с того времени, как начал снимать фильмы. в течении всей моей жизни я имел возможность делать то, что я вправду обожаю, что полезнее любых наличных денег, которыми вы имели возможность бы осыпать меня. Тогда как приятели утверждались, приобретая университетское образование, уходя в бизнес, строя карьеры и беря дома, я вкладывал всё в мою работу.

Деньги утратил — фильм взял».

В конечном итоге мысль делать то, что обожаешь, коренится в вашем собственном определении успеха, что обычно требует определенной храбрости, нужной для неприятия общепризнанных культурных шаблонов. Херцог элегантно подхватывает эту идея:

«Кроме того если бы я разорился, я не имел возможность ничего реализовать по большой цене. Меня делает богатым то, что я желанный гость практически везде. Я могу продемонстрировать мои фильмы, и мне предложат гостеприимство — то, чего вы не добьетесь при помощи одних лишь денег.

В течение многих лет я тяжелее, чем вы имеете возможность себе представить, боролся за собственную свободу и сейчас владею такими привилегиями, которых ни при каких обстоятельствах не будет у обладателя огромной корпорации».

Замечание Херцога о том, что осмысленность и счастье (судьбы) не обязательно имеется одно да и то же — и это подтверждается научными изучениями, — перекликается с утверждением канадской художницы Агнес Мартин (Agnes Martin) о том, что «делать то, что вы рождены были сделать — это и имеется счастье». Вот что по этому поводу услышал Кронин от режиссера:

«Я нахожу понятие счастья достаточно необычным. Быть радостным ни при каких обстоятельствах не было моей целью — я просто не мыслю в таких терминах».

  • Счастья не хватает, либо Из-за чего жизнь без смысла вредит вашему здоровью?

Неприятность не в том, как придумать идеи, а в том, как сдержать их натиск

Я стараюсь придать суть моему существованию через мою работу. Это упрощенный ответ, но радостен я либо нет, в действительности не имеет громадного значения. Я постоянно наслаждался собственной работой.

Возможно, что «наслаждался» не есть верным словом: я обожаю снимать фильмы, для меня довольно много значит то, что я могу трудиться в данной профессии. Мне превосходно известно о многих честолюбивых режиссерах с хорошими идеями, так ни при каких обстоятельствах и не отыскавших точку опоры. В возрасте четырнадцати лет, когда я осознал, что производство фильмов станет моим непрошеным долгом, у меня не было выбора не считая как продвигать собственные проекты.

Кино дало мне всё, вместе с тем и забрало у меня всё».

Эти рассуждения напоминают идея, записанную американской писательницей Сьюзан Зонтаг (Susan Sontag) в марте 1979 года в собственном ежедневнике: «От многого придется вам отказаться и очень многое будет забрано у вас, если вы планируете добиться успеха в написании собственных произведений».

Херцог обрисовывает собственный процесс формирования идей в практически яростных выражениях, обрисовывая творческий акт как что-то по собственной сути противоречивое, колеблющееся между созданием, очищением и разрушением:

«Неприятность не в том, как придумать идеи, а в том, как сдержать их натиск. Мои идеи — как незваные гости. Они не стучатся в дверь, они лезут в окна как преступники, появляющиеся в середине ночи и поднимающие шум на кухне на протяжении налета на холодильник.

Я не сижу в раздумьях, с какой идеей я буду иметь дело прежде всего. Та, что одолеет в драке другие идеи, та и набросится на меня с громаднейшей страстью. Я в течении многих лет разрабатывал способы, разрешающие бороться с захватчиками так скоро и действенно, как это быть может, но «преступники» ни при каких обстоятельствах не прекращали врываться ко мне.

Вы приглашаете пара друзей на ужин, но рушится дверь, и сто человек проталкивается в ваш дом. Вам, быть может, удается избавиться от них, но из-за угла практически сразу же появляются еще пятьдесят

Закончить фильм — как будто бы скинуть великую тяжесть с плеч. Это облегчение, не обязательно счастье. Но вы наслаждаетесь тем, как разобрались с этими “взломщиками”.

Я рад избавиться от них по окончании того, как снял фильм либо написал книгу.

Идеи — незваные гости, но это не означает, что им отказано в гостеприимстве».

драматург и Поэт Томас Стернз Элиот (Thomas Stearns Eliot) растолковывал мистические качества творчества существованием «ченнелинга» (Channeling) — наличием некоего «канала связи» между духовным и материальным мирами. Писатель из США Чарльз Буковски (Charles Bukowski) утверждал, что подлинное творчество «приходит без спроса из вашего ума и вашего сердца, ваших кишок и вашего рта». Херцог — он, как и американская художница Майра Кальман (Maira Kalman), вычисляет ходьбу собственные творческим катализатором — рассуждает, как появляются его идеи:

«Мои фильмы приходят ко мне весьма живыми, как сны, без всяких объяснений. Я ни при каких обстоятельствах не думаю о том, что все это значит. Я думаю лишь о том, как поведать историю. Какими нелогичными ни были бы образы, я разрешаю им захватить меня.

Мысль приходит ко мне, а после этого в течение какого-либо периода времени — быть может, на протяжении вождения автомобиля либо прогулки пешком — это расплывчатое видение в моем разуме делается яснее, перемещаясь в центр внимания.

В то время, когда я пишу, я перед компьютером и давлю на клавиши. Я приступаю сходу конкретно к началу сценария и пишу скоро, выбрасывая всё, что не есть нужным, неизменно нацеливаясь на самую сущность повествования. Я не могу писать без данной срочности.

В случае если на то, дабы закончить сценарий требуется больше пяти дней, значит, что-то сделано неверно. Сюжет, созданный таким методом, постоянно будет полон судьбы».

  • Секреты креативности: как генерировать идеи, если вы не гений рекламы?

Ваши предпочтения постоянно влияют на ваши решения

В подобном творческом акте, утверждает режиссер, содержится главная обязанность любого живописца перед культурой — он неизменно обязан переосмыслять укоренившиеся художественные формы:

«Нам необходимы образы, соответствующие отечественной цивилизации, исходя из этого я ценю любой фильм, ищущий новизны, независимо от того, какую историю он говорит

Борьба за то, дабы отыскать «необработанные» образы, нескончаема, и отечественный долг — копать подобно археологам и отыскивать отечественные оскверненные ландшафты.

Мы живем в эру, в то время, когда общепризнанные сокровища более недействительны, в то время, когда умопомрачительные открытия делаются ежегодно, в то время, когда трагедии немыслимых масштабов происходят еженедельно. В Греции слово «хаос» означало зияющую вакуум. самый эффективным ответом на хаос в нашей жизни есть создание новых форм литературы, музыки, поэзии, кинематографа и искусства».

Выговор на художественной форме может стать ограничивающим причиной — она обязана органично появляться из сюжета, а не пробовать вырабатывать его:

«Я не думаю сознательно над эстетикой фильма перед съёмками— для меня сюжет постоянно диктует такие вещи. Само собой разумеется, эстетика вправду время от времени попадает через “тёмный движение”, по причине того, что — нравится нам это либо нет — отечественные предпочтения неизменно каким-то образом воздействуют на решения, каковые мы принимаем.

В случае если я буду думать о моем почерке при написании серьёзного письма, слова утратят суть. В то время, когда вы пишете страстное амурное послание и фокусируетесь на том, дабы сделать его максимально прекрасным, у вас это окажется не через чур прекрасно. Но если вы сосредоточитесь на эмоциях и словах, то ваш особенный стиль написания — не имеющий ничего общего с самим по себе письмом — каким-то образом начнет самотеком просачиваться в него.

Эстетика — если она по большому счету существует — обязана обнаруживаться лишь тогда, в то время, когда фильм закончен».

Херцог не уклоняется от экзистенциальных вопросов:

«Мы ни при каких обстоятельствах не можем знать, что такое в действительности истина. В лучшем случае мы сможем приблизиться к этому Истина ни при каких обстоятельствах не может быть выяснена безоговорочно, не смотря на то, что поиски аналогичных ответов имеется то, что придает суть отечественному существованию».

В одной из самых характерных объявлений Херцог растолковывает Кронину, из-за чего ни при каких обстоятельствах не устраивал себе каникулы:

«Это ни при каких обстоятельствах не приходило мне в голову. Я тружусь неизменно и методично, с громадной концентрацией. Нет ничего безумного в том, как я делаю собственную работу.

Я не трудоголик.

Отпуск нужен тому, чья работа есть неизменной ежедневной рутиной, но для меня все около неизменно свежее и неизменно новое. Я обожаю то, что делаю, и чувствую собственную жизнь как одни долгие каникулы».

  • Творческая рутина: узнаваемые писатели о распорядке дня

Приоритет присутствию «тут и по сей день»

Но в первую очередь Херцог показывает себя редкостным умельцем отдавать приоритет присутствию «тут и по сей день» над производительностью:

«Я оптимальнеетружусь под давлением, по колено в грязи. Это оказывает помощь мне сосредоточиться. Действительно, я ни при каких обстоятельствах не руководствовался тем видом строгой дисциплины, что я вижу у людей, поднимающихся в пять утра, дабы бегать трусцой в течение часа.

Мои приоритеты находятся в другом месте — я поменяю распорядок дня для того, дабы хорошо отобедать с приятелями».

В послесловии к данной книге физик Лоуренс Краусс (Lawrence Krauss) кратко ухватил необыкновенную сущность Вернера Херцога:

«Я выяснил, что он — не дикарь из газетных вырезок. Он заботливый, вдумчивый, радостный и по сути ласковый человек. Владеющий неспокойным умом, плодородным и творческим воображением, он интересуется всеми качествами людской опыта.

Будучи самоучкой, он обширно начитан и владеет глубокими познаниями. Мне нравится думать, что одна из обстоятельств, по которой мы наслаждаемся компанией друг друга содержится, в том, что мы оба разделяем глубочайший азарт от приобретения жизненного опыта».

Не забывайте, что сообщил Вернер Херцог о деньгах, о возможности получать на судьбу любимым делом и об уверенности в собственных силах: рекомендации известного режиссера применимы не только к кинематографу!

Высоких вам конверсий!

По данным brainpickings.org, image source zaffi

Случайные статьи:

Part 4 — The Picture of Dorian Gray Audiobook by Oscar Wilde (Chs 15-20)


Подборка похожих статей:

admin