Леонард коэн о творчестве, усердной работе и искусстве восстановления

Канадский певец, создатель песен, писатель и поэт Леонард Коэн (Leonard Cohen) есть одной из самые выдающихся творческих личностей прошлого века. Неординарное творческое долголетие, преданная любовь к музыке и поэзии сделали его настоящим музыкальным феноменом.

Неоднократный лауреат премии Juno, лауреат премии Grammy за большой вклад в развитие музыкального мастерства (2010), создатель 9 поэтических сборников Коэн окончательно поменял мир музыки.

К тому времени, как Боб Дилан (Bob Dylan) стал знаменитостью, Коэн уже успел написать пара поэтических сборников, роман-биографию «Любимая игра» (Favourite Game) и взявший широкое одобрение критиков роман «Красивые неудачники» (Beautiful Losers). О последнем Аллен Гинзберг (Allen Ginsberg), узнаваемый американский поэт второй половины прошлого столетия, сообщил так: «Дилану удалось переплюнуть всех, не считая Коэна».

Перед тем как проникнуться философией творчества Леонарда Коэна, уделим мало внимания второстепенному храбрецу данной истории — Полу Золло (Paul Zollo), певцу, фотографу и журналисту.

Пол Золло стал известным благодаря книге «Авторы песен о собственной профессии» (Songwriters on songwriting), в которой собрал неповторимые интервью с этими широко известными авторами, как Боб Дилан, Пол Саймон, Мадонна, Том Петти, Карлос Сантана, Леонард Коэн и другими.Леонард коэн о творчестве, усердной работе и искусстве восстановления

Слово «неповторимые» использовано в прошлом предложении вовсе не просто так, поскольку Золло стал чуть ли не первым человеком, кому удалось выведать, как трудятся лучшие авторы последних десятилетий.

Важные весёлые беседы, продолжающиеся иногда по паре часов, составили книгу песенной мудрости, чтение которой захватывает так же очень сильно, как и стихи этих авторов. По словам составителя сборника, все те, кто дал согласие побеседовать с ним, столь же умны и прекрасны в общении, как и в собственном творчестве.

Леонард Коэн поведал Золло не только о ходе создания песен, но и роли музыки в жизни человека, о том, что такое воодушевление, и об мастерстве восстановления.

«У каждого из нас имеется песни, в которых мы находим какой-то особый суть. Люди заботятся, женятся, рожают детей, моют посуду, ходят на работу, выгуливают псов, слушая песни, каковые нам с вами смогут показаться малосодержательными.

Однако, все они были написаны вторыми людьми. Людьми, каковые сочинив прекрасную историю любви, попали в цель. Но песни не смогут возвеличить жизнь человека.

Жизнь человека возвеличивает песни».

Леонард Коэн подходит к произведению текстов с необычайным упорством. Согласно его точке зрения, отношение человека к работе замещает воодушевление — то, о чем так много писали такие именитые особы, как композитор Чайковский («Уважающий себя живописец не имеет права кинуть начатое, растолковав собственный поступок отсутствием настроения»), чилийская писательница Исабель Альенде («Трудись, трудись, трудись, и через некое время покажется муза»), живописец Чак Клоуз («Воодушевление для любителей — остальные»), автор Элвин Брукс Уайт («Автор, что ожидает совершенного стечения событий, погибнет, не написав ни строки»), романист викторианской эры Энтони Троллоп («Я уверен, что писательский труд подобен ремеслу обувщиков. Тот человек, что будет трудиться самоотверженно и честно, станет лучшим») и дизайнер Массимо Виньелли («Если бы не было дисциплины, не было бы и дизайна»).

На вопрос Золло о том, что же такое воодушевление, Леонард Коэн ответил так:

«Я всегда пишу. В то время, когда отдельные строки стихов начинают сливаться в песню, я не могу делать ничего другого, не считая как писать. Я бы желал быть одним из тех людей, каковые пишут песни скоро, но это не обо мне.

Один текст отнимает у меня довольно много времени. Песни, каковые я смогу выполнить, должны пробуждать мой интерес, они должны сказать со мной.

[ … ]

Мое королевство мысли имеет бюрократическую структуру. В том месте ни при каких обстоятельствах не утихают тщетные споры, занимающие солидную часть моего внимания. Я обязан придумать что-то, что заговорит так звучно и явственно, дабы их заглушить.

Работа отнимает у меня так много времени и сил, по причине того, что я придумываю десятки куплетов, пробуя отыскать “ту самую песню”.

Но из-за чего моя работа не должна быть тяжелой? Каждая работа тяжелая. Кое-какие люди верят в существование воодушевления: они уверены, что мы пишем тексты скоро и легко.

Само собой разумеется, имеется и такие авторы, но, как я уже сказал, я не принадлежу к их числу».

Позднее он добавил:

«препятствия и Свобода — это совершенные условия для тех, кто закрыт в темнице песни. Но это всего лишь мои догадки: у меня нет ощущения свободы и я не знаю, что такое настоящие препятствия. Но я знаю, что такое труд.

Я знаю, что такое тяжелый труд».

  • Способ Бетховена: как руководить воодушевлением?

В то время, когда его задали вопрос, находит ли он тяжелый труд приятным, Коэн указал на отличие между творчеством и работой, растолковав, какой суть он вкладывает в слова «приятная работа». Певец отыскал в памяти, как один из его родных друзей заявил, что ум Коэна загрязнен далеко не единственной идеей, что тот счел комплиментом и поблагодарил товарища. 🙂

Но затем он выделил значение итерации, отметив, что его труд складывается из множества предположений. В то время, когда же Золло уточнил, с чего начинается работа над новым текстом, Коэн ответил:

«Все начинается с пробуждения неудовлетворенного эмоции самоуважения. Я тружусь целый сутки, дабы он не стал моим долгом».

На вопрос о том, откуда же все-таки берутся хорошие идеи, Коэн ответил с очаровательной непочтительностью, отыскав в памяти рассуждения американского поэта Т. С. Элиота (T. S. Eliot) о мистических изюминках творчества:

«Если бы я знал, откуда приходят хорошие песни, я бы бывал в том месте чаще. Это загадочное место. Похоже на судьбу с католической монахиней — ты женат на призраке».

В то время, когда Золло удивился тому, как Коэн может выбрасывать уже готовые тексты, тот ответил, что ни при каких обстоятельствах не принимает необоснованных ответов:

«Перед тем как признать стихи неудавшимися, мне необходимо их записать… Я не могу отказаться от того либо иного куплета прежде, чем он покажется на бумаге. Возможно, этими строчками будут восхищаться, они пробудят чей-то интерес, затронут кого-то за живое.

Я прикладываю максимум, дабы вырисовалась полная картина. Лишь будучи полностью уверенным в том, что стихи неудачные, я выбрасываю их и начинаю работу сперва.

Огранка алмаза обязана продолжаться , пока он не начнет блистать.

Я привык всецело отдаваться собственному делу, но ничего не знаю о том, как трудился до того, пока что-то в моем мировоззрении не изменилось… Я не знаю, что именно это было. Быть может, тогда я понял, что все мы вправду смертны».

  • 8 факторов, каждый день воздействующих на отечественные решения

Коэна значительно больше интересовал и захватывал творческий процесс, а не его итог. В конце интервью он поведал об мастерстве восстановления: о том вознаграждении и удовольствии, каковые держали его на плаву в течении полувека:

«Всю жизнь мной руководили две вещи. Одна из них — потребность в деньгах. Я ни при каких обстоятельствах не получал столько, дабы позволить себе сообщить: “В эти выходные покатаюсь на яхте и поныряю с аквалангом”.

У меня ни при каких обстоятельствах не было средств, каковые давали бы возможность принимать какие-то радикальные ответы касательно того, чем я имел возможность бы заняться в данной жизни.

Но не обращая внимания на это, я был одним из участников группы, известной на данный момент называющиеся “Монреальская школа поэзии”. Это было задолго перед тем, как я начал приобретать призы, награды, перед тем, как в моей судьбы показались дамы, кому не было безразлично то, чем я занимаюсь.

Мы виделись… кучка людей, объединенных одной целью. В то время отечественным единственным вознаграждением была работа. Мы знали, что отечественные жизни окончательно связаны с поэзией.

Тогда нам не было как мы знаем, что такое рейдерский захват (в то время, когда ты обязан сочинить тут и хит же прославиться). Такие мысли до недавнего времени просто не приживались в моей голове.

Я постоянно знал, что буду заниматься этим до самой смерти. Вам повезло: в вашем распоряжении еще довольно много дней, каковые вы имеете возможность посвятить собственному любимому делу. Но, у меня ни при каких обстоятельствах не было ощущения, что этому придет финиш: к примеру, что я выйду на пенсию либо побежу джекпот». 🙂

Высоких вам конверсий!

По данным brainpickings.org

Случайные статьи:

Світ втратив відомого музиканта Леонарда Коена


Подборка похожих статей:

admin