Готовь как шеф, или секретный соус элона маска: часть 3

25.12.2015 Маркетинг

Третья статья о секретах эффективности Элона Маска. В прошлых материалах мы продемонстрировали, что Программное «обеспечение» и «такое Железо» отечественных био-сознания — и компьютеров мозга. Как выяснилось, себя возможно (и необходимо) «перепрошивать», обновляя «предустановленный софт» до актуального.

Сейчас поболтаем о том, кто Шефы «и» такие «Повара», чем они отличаются — и в какую категорию входит большая часть из нас. Прочтя данный текст, вы осознаете, из-за чего Элон Маск — не супер-гений, а обычный человек. В отличие от миллиардов «как бы обычных» представителей человечества 🙂

Прошлые материалы — по ссылкам ниже. Приятного чтения!

Готовь как шеф, либо Тайный соус Элона Маска: часть 1
Готовь как шеф, либо Тайный соус Элона Маска: часть 2

«Повара» и «Шефы»

Отличие между мышлением Элона и большинства людей — как отличие между коком и шеф-поваром. Слова «шеф» и «кок» означают одну профессию, и иногда кроме того употребляются как синонимы. Но в этом посте «шеф» будет обозначать человека, что изобретает рецепты и формирует «стилистику» ресторана.

И для удобства предположим, что остальные сотрудники, занятые на кухне — это легко «коки», либо простые повара.

Все, что мы едим, все блюда, любимые нами, в то время, когда то были созданы в первый раз.Готовь как шеф, или секретный соус элона маска: часть 3 Пшеница, помидоры, соль, прочие продукты и молоко были дешёвы неизменно, но в какой то момент один человек поразмыслил: «Что, в случае если я заберу эти ингредиенты и приготовлю их вот так» — и в конечном счете появилась первая в мире пицца. В этом — сущность работы шефа.

С того времени было приготовлено множеств порций пиццы. Миллионы людей в ресторанах, фаст-фудах и на домашней кухне готовили и готовят это блюдо — быть может, с некоторыми улучшениями и вариациями. Но все же — это работа повара, «кока».

Шеф трудится из первичных правил — в его случае, это продукты. Перед ним, как части пазла, лежат ингредиенты, и нет готового понимания, что с ними сделать. Шеф собирает мозаику, применяя личный опыт, вкус и профессиональную интуицию. Повар же отрабатывает существующий шаблон — готовый рецепт, что «кок» попытался и оценил.

Готовя, повар всегда «оглядывается» на кого-то еще: на опыт, рекомендации и вкусы вторых.

Повара занимают широкий диапазон. С одной стороны спектра «коков» стоят люди, четко следующие букве рецепта — они измеряют любой ингредиент и готовят блюдо ровно так, как сообщено в инструкции. Итог — качественная еда, вкус которой совершенно верно соответствует тому, к чему вел рецепт.

Чуть ниже по диапазону находятся повара, каковые следуют лишь неспециализированному духу инструкции. У них достаточно кулинарного опыта, дабы доверять интуиции и своему вкусу. В следствии они приобретают что-то неповторимое — блюдо в целом соответствует «букве» рецепта, но не совсем.

На дальнем финише спектра — повара-новаторы, творчески преобразующие рецепты: бургер из ягненка на вегетарианской булке, пицца с желе и арахисовым маслом, пирог с семенами и корицей тыквы — это их работа.

Но объединяет этих поваров то, что у каждого из них имеется отправная точка — то, что уже существует. Кроме того повар-новатор отталкивается от идеи бургера, пиццы либо пирога.

А в самом финише спектра стоит маленькая каста шеф-поваров. Они смогут готовить красивые либо страшные блюда, но все, сделанное ими — итог собственных рассуждений и поисков: от ингредиентов и выбора сырья до результата.

«Кулинарный спектр», слева направо: повар с книгой; повар с неповторимым стилем; повар-новатор; шеф.

В кулинарном мире быть простым поваром — нормально. Большая часть кулинаров находятся в левой половине спектра вследствие того что им не требуется выдумывать рецепты. Но в жизни — в то время, когда дело доходит до мысленных «рецептов», каковые мы используем в принятии большинства ответов — резонно задуматься, на каком финише спектра мы находимся.

В простые дни между шефами «и» ментальными «поварами» нет особенной отличия. Кроме того у шефов психологическая энергия, нужная для первичных правил, исчерпывается скоро — и они, как все смертные, солидную часть дня выполняют на «автопилоте». Легко вследствие того что вызовы и маленькие задачи, поднимающиеся перед нами ежедневно, не требуется разрешать через «первичные правила».

Но наступает сутки, в то время, когда должно быть просчитано что-то новое. К примеру, «шеф» и «кок» взяли непривычное задание по работе — радикально улучшить маркетинговую стратегию. Либо они обиженны собственной работой и желают открыть бизнес.

Какой бы ни была обстановка, «автопилотом» тут не обойтись — это новый вызов, с которым не сталкивался «софт» ни повара, ни шефа. Остается лишь два варианта:

Творить либо копировать.

Шеф в таких случаях говорит: «Ок, посмотрим, что возможно сделать», закатывает рукава и приступает к привычному в аналогичных обстановках — переключает собственный «софт» в деятельный режим принятия ответов. Он разбирает имеющиеся эти и выясняет, что еще необходимо. Он думает о нынешнем состоянии окружающего мира, исходя из устремлений и глубинных целей. В итоге шеф отбирает ингредиенты, релевантные его первичным правилам, и начинает собирать пазл.

Это трудная работа, но в конце она ведет к догадке. Шеф осознаёт, что в ней, вероятнее, имеется неточности — исходя из этого он продолжает тесты и вносит коррективы.

Тут «центр принятия ответов» шефа переходит в «режим ожидания» на пара недель — до тех пор пока к некорректной догадке используется множество ранних корректировок. Как то: чуть больше соли, чуть меньше сахара, один главный компонент сменяется вторым и т. д. В итоге, шеф удовлетворен происходящим и возвращается в режим «автопилота». Сейчас новое ответ стало частью рутины — очередным рецептом в кулинарной книге — но шеф будет вносить коррективы в нее всегда, как изменятся входящие эти.

Повар же не имеет представления о том, что обрисовано выше. «Софт» повара говорит: «Делай, по причине того, что так написано в рецепте» — и это больше похоже на оцифрованный каталог рецептов, чем на компьютерную программу. В то время, когда повар должен принимать жизненные ответы, он выбирает собственную коллекцию рецептов, созданных авторитетными персонами, находит того, кому больше доверяет в этом конкретном вопросе, и считывает последовательность шагов (чтобы выяснить, как быть в данной ситуации).

В большинстве вопросов авторитетом выступает племя, поскольку племенная догма повара «покрывает» большая часть стандартных ответов. Но в данном конкретном случае повар, пролистав «кулинарную книгу» племени, не находит готового ответа собственной неприятности. Так, коку необходимо возьмёт рецепт от другого авторитетного органа либо персонажа, которому возможно доверять в данной конкретной сфере.

Взяв рецепт, повар помещает его в «кулинарную книгу» и применяет для подобных неприятностей в будущем.

Вначале озадаченный повар обращается к приятелям. Его каталог не содержит нужной информацим, но быть может, в «архивах» одного из друзей найдется необходимый рецепт. Повар требует совета у привычных — но не с целью увеличить «центр принятия ответов» входящими фактами, а хотя заменить взятым советом саму необходимость принимать решения.

В случае если это не дает результатов, повар обращается к проверенному «стоп-крану» — общепринятой мнению, либо житейской мудрости.

***

Общество в целом — это «рыхлое», несвязное племя, довольно часто охватывающее всю страну либо кроме того часть света. Да и то, что мы именуем «житейской мудростью» — это путеводная «поваренная книга» догмы, к которой, как будто бы по «облачным» разработкам, подключены все члены племени. В большинстве случаев, чем масштабнее племя, тем более общепринятой и устаревшей будет его база — и догма данных житейской мудрости трудится, как сайт, обновленный в первой половине 90-ых годов двадцатого века.

Приятного мало, но в случае если повару больше некуда обратиться, то общепринятая точка зрения для него — как хорошая бабушка. Заботлива, старомодна — и беспрекословна .

И в отечественном примере, — скажем, в то время, когда повар желает открыть бизнес и просчитывает возможности, — его покрывает житейская мудрость. «Кок» вбивает команду в интерфейс данной старой химеры, ожидает несколько мин., а после этого совокупность, со скрипом, выдает ответ:

Правила открытия бизнеса src=https://media.lpgenerator.ru/uploads/2016/10/28/8_thumb608x436.png style=background-color: transparent; color: rgb(0, 0, 0); font-family: Arial; font-size: 14.6667px; white-space: pre-wrap; letter-spacing: 0.1px; border: none; transform: rotate(0rad); width: 602px; height: 432px; /

С:\ Правила открытия бизнеса

1. В случае если это сделано до вас — это вероятно;
2. В случае если этого никто не делал до вас — это нереально;
3. В случае если это вероятно и мысль хорошая — ее точно уже реализовали.

Озадаченный и расстроенный повар благодарит программу и соответственно обновляет «Поле Действительности».

Вещи, каковые вероятны, уже находятся в поле действительности

И с принятым ответом (не открывать собственный бизнес), повар переключает софт обратно на «автопилот» — ощущая дело выполненным.

Маск именует мыслительные дороги поваров «рассуждением по аналогии» (в отличие от рассуждения из первичных правил), и это — хороший эвфемизм. Всегда, в то время, когда студент подглядывает на экзамене, он может смело заявлять, что не списывает, а «рассуждает по аналогии».

***

Начав искать, вы везде отыщете поваров и следы шефов: музыка, мастерство, технологии, архитектура, писательство, бизнес, стэнд-ап, маркетинг, разработка приложений, футбол, образование, армейские стратегии. И в каждом случае, не смотря на то, что на автопилоте обе стороны бездумно проигрывают «последнюю пластинку» опять и опять — в экстренные моменты повара и шефы откроют собственные подлинные лица. В то время, когда придет время написать новое, поднявшись перед чистым холстом, безлюдным документом Word либо листом бумаги, шеф будет творить, а повар — копировать, в той либо другой мере.

И отличие в итогах — огромна. У поваров — кроме того если они новаторы, — неизменно имеется «потолок», верхний предел трансформаций, каковые они способны дать миру. Шефы же необязательно сделают что-то стоящее, но при настойчивости и наличии таланта признание и отклик фактически гарантированы.

Время от времени попадаются достаточно храбрые шефы, каковые решаются на что-то громадное. Другие «мастера», не хотя известности, решаются выйти из игры и «негромко» трудиться над собственным мелким делом. Вторые от этого не теряют статус шефа.

Легко быть им — значит быть не Элоном Маском, а самим собой.

Никто раньше не сказал об «индустрии принятия ответов» — но все мы находимся среди ее жерновов. В каждой сфере имеется шефы и поварам — и всегда, принимая ответ, мы оказываемся в центре данной «индустрии целеполагания». А ее продукт — ваша жизнь, со всеми ее сложностями и гранями.

Как альбом — продукт музыкальной индустрии. Вопрос лишь в том, как формируется комплект песен на вашей «пластинке»? Как и кем он составляется?

И в критические моменты «сделай либо погибни», в то время, когда необходимо во что бы то ни начало написать новый трек — как вы делаете это? Ищете источники в себе и первичных правилах, либо находите «минус» существующей песни, поверх записывая лишь вокал? А возможно, вы меняете лишь обложку?

Само собой разумеется, все мы желаем быть «шефами» — мало кто примет решение стать опытным «копировщиком». Путь мастера круче — это разумеется. Но, в отличие от большинства жизненных выборов и различий (трудолюбивый лучше ленивого, этичный лучше неэтичного, тактичный лучше эгоистичного), различие между поваром и шефом проходит прямо перед отечественным носом — но мы редко подмечаем его.

Элон Маск: «железный человек» отечественного времени

Потерянное различие

Как и в кулинарном мире, во всех других сферах диапазон от повара к шефу не двоичен, а лежит на спектре:

Но глядя на данный спектр, большая часть из нас точно переоценивает собственную позицию на нем. В большинстве случаев, мы больше будем похожим поваров — легко оттуда, где мы стоим, этого не видно. К примеру:

Повара, по определению, последователи. Мы именуем их поварами вследствие того что в собственной деятельности они следуют какому-либо рецепту. Но многие из нас не думают о себе как о последователях. Они кажутся нам слабаками.

Мы вспоминаем о руководящих позициях, каковые занимаем, об инициативах, каковые совершили на работе, и о том, что не разрешаем окружению определять отечественные поступки — все это обосновывает, что мы фавориты.

Но единственное, что обосновывают эти факты в действительности — мы не последователи в границах собственного племени. По меткому — и подлому выражению Эйнштейна: «Дабы стать безукоризненным участником стада овец, необходимо прежде всего быть овцой».

Иначе говоря вы имеете возможность стать «звездой», фаворитом в собственном мире либо в глазах окружения. Но в случае если главная причина, по которой вы стали таким — запись в «поваренной книге» вашего племени, которая гласит, что фаворитом быть сильно, по причине того, что остальные члены уважают и обожают вас — то вы не шеф, а супер-успешный последователь. И, как говорит Эйнштейн, вы — не меньший повар, чем все, на кого производите чувство.

Дабы определить правду, необходимо увеличивать масштаб , пока вы не заметите настоящего фаворита всех поваров — «поваренную книгу». Но, разбирая собственную жизнь, мы не склонны к масштабированию. Мы любим предельное повышение, на котором все думается неповторимым и свободным — но это точно оптическая иллюзия.

То, что воспринимается как свободное суждение, при смене масштаба делается пунктом рецепта, написанного кем-то вторым. То, что думается вашими личными правилами, делается неспециализированными правилами вашего племени. В противном случае, что вы вычисляете уникальным мнением, в действительности скормлено вам СМИ, родителями, приятелями, религией либо постом поп-звезды в Фейсбуке.

То, что думается как осознанным жизненным выбором, в действительности возможно одной из «дорог желтого кирпича», давным в далеком прошлом проложенных отечественным племенем. То, что думается творчеством, делается раскраской — за линии которой не выйти.

Из-за данной оптической иллюзии мы не видим недочётов собственного мышления и не признаем очень великого человека — в случае если нам посчастливится встретить для того чтобы. Вместо этого, восхищаясь необычными, независимо мыслящими шефами, как Элон Маск, Стив Джобс либо Альберт Эйнштейн, чему мы приписываем их успех?

Лишь «железу». Долбанным исходным данным.

Глядя на Маска, мы видим человека со сверхчеловеческими возможностями и страстью. Но предполагаем, что это получено от рождения. Исходя из этого, спектр для нас выглядит следующим образом:

Слева направо: Последователи; Обычные свободные персоны; Безукоризненно умные фавориты; Супер-безукоризненные супер-умные фавориты; Самые умные и гениальные личности в истории.

Согласно нашей точке зрения, большая часть людей — независимо мыслящие «шефы», а Маск — вправду впечатляющий шеф. Такое представление в один момент: А) завышает положение Маска; В) завышает отечественное положение. И конечно же, это иллюзия.

Непременно, Маск — впечатляющий шеф. Но не из-за врожденных суперспособностей, а вследствие того что большая часть из нас — по большому счету не шефы. Это похоже на кучу пишущих машинок, каковые говорят, глядя на компьютер: «Эй, наблюдай.

Какая гениальная пишущая машинка!».

Обстоятельство в том, что мы не принимаем «софт» отечественного мозга как что-то реально существующее. Мы не думаем о мозге как о компьютере, исходя из этого не разделяем аппаратное и ПО. Мы думаем, что мозг «аппаратен» — формируется с определенным комплектом свойств и возможностей, улучшить либо поменять каковые не можем. Значительно менее ощутимы для нас правила целеполагания.

Процессы рассуждений и мотивов для нас — как кровообращение, происходят машинально, и оказать влияние на это практически нереально.

И в случае если мы не в состоянии заметить кроме того различие между аппаратным и программным обеспечением, то как рассмотреть нюансы «софта» поваров и шефов? Но умение видеть собственный «софт» — критический навык в жизни. Он разрешает действенно обучаться, практиковать, улучшать себя. Это главный фактор, отделяющий тех, кто делает громадные вещи, от тех, кто копирует. Не видя собственных «программ», мы не понимаем, где по-настоящему ведется игра судьбы.

Мы не признаем процесс рассуждений как что-то, что возможно создать либо скопировать — из-за данной неточности мы вычисляем себя независимо мыслящими шефами, тогда как следствия по-настоящему свободного мышления кажутся нам необыкновенными и чудесными сверхспособностями.

Потом — три примера.

Когнитивные искажения, каковые ведут к неверным ответам

1. Мы путаем четкое видение настоящего с «прозрением» будущего

Сестра Маска, Тоска, сообщила: «Элон уже побывал в будущем и возвратился, дабы передать нам замеченное». Как раз так многие думают о Маске — что он провидец, которому дешёвы вещи, скрытые от нас. Мы видим это так:

Обычное поле действительности: вещи, вероятные сейчас.
Чудесное поле действительности Элона Маска: вещи, каковые станут вероятными в будущем.

Но в действительности, все обстоит так:

Поле действительности житейской мудрости: вещи, вероятные 10-50 лет назад;
Обычное поле действительности Элона Маска: вещи, вероятные сейчас.

Житейская мудрость начинается медлительно — в это же время, как что-то делается вероятным, и моментом, в то время, когда житейская мудрость «подстраивается» под эту действительность, проходят годы. И очевидно, к тому моменту действительность изменяется. Но шефы не обращают внимания на житейскую мудрость, вместо этого они верят глазам, опыту и ушам, рассуждая из входящих фактов.

Игнорируя общепринятое вывод, они остаются лицом к лицу с тем, что реально существует, с фактами, собранными здесь-и-на данный момент. И решения шефов, их мнения и мотивы изменяются по мере смены фактов.

Из-за чего нам так сложно признавать неточности?

2. Мы путаем четкое познание с рисковой игрой

Не забывайте эту цитату Элона Маска из первой части отечественного материала?

«В юные годы я опасался темноты. Но позже осознал, что темнота — легко отсутствие фотонов в видимой длине волны, от 400 до 700 нанометров. Тогда я поразмыслил, что глупо опасаться недочёта фотонов — и прекратил испытывать ужас».

Пример того, как ребенок-шеф оценивает настоящие факты и решает, что ужас неуместен. Как взрослый, Маск рассуждает:

«Время от времени люди через чур опасаются запускать компании. Но что может произойти в нехорошем случае? Ты не будешь недоедать до смерти, и от публичного выступления ты не погибнешь — так что для того чтобы может произойти?».

Схожая цитата, не правда ли?

И в том и другом случае, Маск рассуждает одинаково: «Люди уверены в том, что Х — это страшно, но их ужас не основан на логике, исходя из этого я не опасаюсь Х». Это не смелость и не риск — это логика. Мужество необходимо, в то время, когда человек предпринимает что-то рискованное.

Рисковать — это подвергать себя опасности. Мы интуитивно понимаем это, потому немногие назовут мелкого Маска мужественным — лишь за то, что он спит без света. Тяжело счесть его храбрым, по причине того, что ему не угрожала настоящая физическая опасность.

Сущность второй цитаты Элона в том, что взрослый ужас открывать бизнес — аналог детской боязни темноты. В действительности, это не страшно. Исходя из этого, в то время, когда Элон поставил все собственные капиталы на карту, запуская SpaceX, был ли он храбрым и мужественным? Не совсем. Это — поступок шефа, проанализировавшего входящие эти и разработавшего замысел, что казался логичным. Это не означает, что Маск верил в успех замысла — в действительности он знал, что у SpaceX имеется разумная возможность провала.

Но прогнозирование убытков — также часть разумного планирования.

Ага!-момент, либо Наука генерации великих идей

3. Мы путаем оригинальность шефа с блестящей изобретательностью

Люди уверены в том, что мышление за пределами шаблонов говорит об творческих способностях и интеллекте. Но в большинстве случаев, дело в независимости. Если вы шаблоны и строите рассуждения на безлюдном месте, блестящие они либо нет, в конечном итоге вы сделаете неповторимый вывод — что может войти либо не войти в ваш шаблон.

В то время, когда вы, в чужой стране, решаетесь закинуть путеводитель и отправиться бесцельно бродить, знакомясь со случайными людьми, то с вами случится что-то необычное. Но услышав истории из путешествий, люди решат, что вы искатель приключений и опытный авантюрист . Не смотря на то, что все, что вы сделали — отбросили путеводитель. Совершенно верно так, в то время, когда «шеф», будучи живописцем, ученым, предпринимателем, мыслит независимо, а не по аналогии — происходят чудеса.

Итог свободного мышления характеризуется тем, что А) выходит прекрасно; В) продукт на выходе — «вне шаблонов», люди вычисляют это новшеством и удивляются изобретательности шефа.

В то время, когда узнается, что итог вправду оптимален, подключаются повара и приступают к тому, что выходит у них лучше остального — копируют. Масштабно растиражированное новшество создаёт переворот, революцию в сфере.

Легко воздерживаясь от искушения мыслить по аналогии, шеф сможет выполнять революции с каждым новым проектом. В то время, когда Стив Джобс и команда Apple обратили внимание на рынок телефонов, они не говорили: «Ок, людям, думается, нравится настоящая клавиатура на мобильных — больше, чем другие форматы. Но они обиженны UX некоторых моделей.

Так сделаем же лучшую мобильную клавиатуру на рынке!».

Нет, дизайнеры вопросом: «Каким должен быть сотовый телефон?», и выстроили рассуждения с нуля. В итоге, физической клавиатуре не нашлось места на совершенном телефоне. В действительности, не требуется быть гением, дабы придумать дизайн iPhone — он выглядит достаточно логично.

Требуется лишь одно — прекратить копировать.

Похоже на историю об «изобретении» Соединенных Штатов. В то время, когда отцы-основатели были «на руках» с новой страной, они не задались вопросом: «По каким правилам выбирать отечественного короля, и чем сократить его власть?». Король для них был чем-то наподобие физической клавиатуры для разработчиков Apple — данностью. Но вместо этого, они задали вопрос: «Какой должна быть страна, и каков лучший метод руководить группой людей?».

И в то время, когда отцы-основатели пришли к ответу, король уже не вписывался в новую картину мира. Рассуждая из первичных правил, они осознали, что Джон Локк был прав, и решили копать в этом направлении.

История полна примерами шефов, внедрявших революционные изобретения — и все благодаря рассуждениям из первичных правил. Чингис-хан забрал маленькое число племен, каковые столетиями были поделены, и создал из них одно «супер-племя», чуть не покорившее мир. Генри Форд вышел из под влияния шаблонов и запустил поточное производство машин — с целью в первый раз сделать автомобили дешёвыми широким весам.

Мария Склодовская-Кюри продвинула теорию радиоактивности и опровергла тезис о том, что «атомы неделимы» — благодаря выходу и нетрадиционным «методам из шаблона». Мария — обладатель Нобелевских премий по физике и химии, двух призов, все обладатели которых — настоящие шефы. Ларри Пейдж и Сергей Грин «закрыли глаза» на привычные им способы поиска онлайн, и запустили совокупность, казавшуюся более логичной —

Случайные статьи:

МастерШеф. Сезон 7. Выпуск 1. Часть 3 из 4 от 29.08.2017


Подборка похожих статей: