Мы хотим быть счастливее других. и это нормально

29.10.2013 Карьера

Всю неделю моя лента бурлит, ее тревожат нищеброды, она поднимает их низменные сокровища на-гора и насмехается над их мещанством. Целую семь дней мои пассионарные приятели в фейсбуке перебрасывались, как теннисным мячиком, данной цитатой Монтескье:

Если бы мы быть радостными, достигнуть этого было бы легко; но мы желаем быть радостнее вторых людей, а это практически нереально, потому, что нам неизменно думается, что другие радостнее нас.

Я продолжительно думала и над данной фразой, и над дискуссиями моих друзей. Все они, как один, сошлись на мысли, что так и имеется, что мы всегда считаем себе несчастнее вторых, что нам думается, что бывший одноклассник успешнее, машина у него круче, супруга прекраснее, квартира больше. И что, если бы мы замкнулись на себе, если бы обращали внимание лишь на собственную жизнь, то были бы полностью радостными.

Отечественное душевное равновесие нарушает внешний мир, перманентное сравнение себя с другими и желание подражать. К такому единогласному выводу пришли мои виртуальные приятели. Я же не была столь категорична.

Во-первых, поразмыслила я, понимаете ли, вы дорогие мои, из какого именно контекста была оторвана эта фраза? Понимаете ли вы, что следовало до этого абзаца, и что по окончании? В итоге понимаете ли вы, кто таковой Монтескье? Смелю высказать предположение, что не совсем. Монтескье – философ, что жил в середине XVIII века.Мы хотим быть счастливее других. и это нормально Он вел уединенный образ судьбы и самолично отказался от всех соблазнов Двора. Говорят, что он был мастером масонской ложи. Но на данный момент обращение не об этом.

Парни, он жил в восемнадцатом веке! В совсем другую эру. Тогда не было гаджетов и подгузников.

И страшно представить, как обходились дамы в критические дни без тампонов и прокладок. Дорогие мои приятели, мы с мсье Монтескье a priori находимся в различных весовых категориях.
Это полностью некорректно сравнивать отечественные восприятие мира. По причине того, что и миры-то у нас совсем различные.

Мы наследуем чужую жизнь, по причине того, что не можем визуализировать собственную мечту

Человек – социальное животное. Да, мы с вами выросли и пребываем в социуме. И все равно наблюдаем друг на друга.

А замечая приятель за втором, кроме того подсознательно меряемся цацками. Нам хочется вырваться вперед и бежать в первых рядах собственных соплеменников. И это, я считаю, нормально.

Ничего крамольного в этом нет. И раз уж мы живем в потребительскую эру, то нам хочется бежать, держа в руке новый айфон. Либо новую спортивную машину красного цвета.

Без отличия. Мы желаем ощущать себя радостными. Хоть как-то, но желаем приблизиться к этому ощущению. Да, это замещение. Да, это может казаться нелепым и тщетным занятием.

Плевать, нам это нравится! Мы желаем жить лучше, чем живут, как нам думается, неудачники. Мы желаем вырваться и выделиться.

Да, мы наследуем. Да, мы подражаем. Ну и что? А что в этом для того чтобы? Всегда все люди мерялись собственными достатками. Неизменно! А также в эру Шарля Монтескье.

И с этим ничего не сделаешь, это не поменять. Да и необходимо ли тут что-то поменять.

Послушай, поскольку в случае если твой кумир, какой-то знаменитый музыкант, говорит в собственном интервью: я до дыр заслушивал пластинку, скажем Дилана либо Элвиса, и желал жить так, как он. Так как ты же не скорчишь мину и не сообщишь: и данный меряется, и данный наследует. Ни при каких обстоятельствах не сообщишь. Ты осознаешь собственного кумира. По причине того, что это естественно для нас, социальных животных, иметь авторитет и наследовать его. Нам скучно придумывать собственные грезы и направляться собственными дорогами. Отечественные грезы частенько не имеют визуализации.

Вот мы и берем картину из судьбы, как нам думается, более успешного социального животного. И равняемся на нее. Нам так несложнее живется.

По причине того, что мы видим цель. И эта цель бежит в этом жизненном марафоне рядом с нами. И нам всего лишь нужно бежать рядом, наследовать, дабы позже обогнать.

В случае если человека это делает радостным, то я не вижу в этом ничего страшного и постыдного. Прошу вас, люди, давайте будем спокойными и радостными кто, как может. Давайте не будем осуждать пути к счастью другого.

Давайте нормально коммуницировать, а не нещадно осуждать.

Быть может Марк спит в золотых трусах?

Марк Цукерберг носит одну серую майку и чувствует себя радостным в нем. Многие обожают напоминать об этом, при случае. Откуда вы понимаете, какой Марк в быту, хочется задать вопрос мне. Может, он спит в золотых трусах, а нам показывает собственную серую майку.

Мы же ничего приятель о приятеле не знаем. Мы не знаем, что творится в душе каждого из нас. Вот и вы не понимаете, с каким настроением я на данный момент пишу о серой майке Цукерберга. Может, я ему питаю зависть к, его чертовой серой майке и потребительского пофигизму. Быть может, напротив, меня тошнит уже от повсеместного дискуссии его гардероба. Только бог ведает, что в действительности прячется в каждого из нас. Мы изучаем лишь картину, которую второй человек демонстрирует миру.

Мы наблюдаем лишь на презентацию. Наблюдаем и прицениваемся: данный тип мне подходит, желаю жить так же, а это – курица в алмазах, это тупой обыватель, он тратит деньги на шмотки, а это умница-программер в ветхих поношенных джинсах с золотой карточкой в кармане. Мы не знаем, о чем они думают, от чего страдают, и чем живут.

Мы прицениваемся лишь в картине. И нам этого достаточно.

Я не знаю, будем ли мы радостнее, погрузись в себя и не обращая ни на кого внимания. Я не знаю, принесет ли нам то долгожданное счастье умение не сравнивать себя с кем-то. Опасаюсь, что вряд ли. По причине того, что мы то и получаем чего-то лишь чтобы показать вторым. Лишь для себя нам эти вещи не необходимы. И эти знания лишь для себя не необходимы.

Все получает важность лишь при публичной демонстрации. Человек – социальное животное. По-любому. Нам легко нужно меряться цацками.

Так мы оцениваем роль и свою значимость в пространстве. Прошу вас, не забирайте у себя такую милую прихоть.

Пускай любой будет радостен по-своему. Пускай все будет такими, какими желают. Пускай расцветают тысячи цветов.

Случайные статьи:

Пособие для эгоиста: как быть полезным себе и другим. Курпатов Андрей. Аудиокнига


Подборка похожих статей: