Сделка столетия: как джордж сорос обрушил британский фунт

«Я обучился многим вещам от Джорджа Сороса, но, пожалуй, самым серьёзным для меня стало его следующее утверждение: полностью не имеет значения, прав ты либо не прав. Принципиально важно только то, сколько денег ты получаешь, в то время, когда прав, и какое количество денег ты теряешь, в то время, когда ошибаешься».

— Стэнли Дракенмиллер, 1994 год

В первой половине 90-ых годов двадцатого века Джордж Сорос поставил Банк Англии на колени и в ходе присвоил себе больше миллиарда долларов. Заключив красивую, продуманную сделку против английской валюты, он получил целое состояние и за одни сутки уничтожил финансовую совокупность Англии.

Не смотря на то, что это случилось всего два десятилетия назад, Сорос действовал в условиях полностью другого времени. Тогда хедж-фонды еще не вошли в публичное сознание, ограничения на капитал, вытекающий из одной страны в другую, были сняты, а эра 24-часового цикла новостей лишь начиналась.

Чтобы выяснить, как Джордж разбогател, сделав ставку против английского фунта, необходимо кое-что знать о том, как обменные направления трудятся между государствами, как правительства применяют экономические инструменты, дабы стимулировать экономику, и как хедж-фонды получают деньги. Сейчас мы попытаемся растолковать вам эти понятия.

В данной статье мы поведаем вам, как Джордж Сорос возглавил группу трейдеров, и обвалив валютную совокупность Англии, нажился на британских налогоплательщиках и всех тех, кто был по ту сторону наибольшей денежной сделки ХХ века.Сделка столетия: как джордж сорос обрушил британский фунт

  • Маркетинг на протяжении финансового кризиса: как обратить рецессию на благо бизнеса?

Собирая Европу по кусочкам

Начнем с краткой исторической справки. По окончании второй мировой европейские страны желали наладить между собой более сплоченные экономические отношения. Их фавориты сохраняли надежду, что таковой подход разрешит не допустить происхождение вооруженных конфликтов, вспыхивающих каждые пара десятилетий, и создать Панъевропейский рынок, что имел возможность бы соперничать с Соединенными Штатами.

В итоге это стало причиной формированию ЕС(ЕС), что не применял единую валюту до 1999 года.

Предшественником ЕС был Европейский механизм регулирования валютных направлений (МВК), введенный во второй половине 70-ых годов двадцатого века. Страны не хотели отказываться от своих национальных валют, но решили согласовать обменные направления между собою, вместо того дабы оставлять валюту в «плавающем» состоянии и разрешать рынкам капитала устанавливать ставки. Потому, что Германия владела самой сильной экономикой в Европе, каждое государство выяснило сокровище собственных денег в германских марках.

Они договорились поддерживать курс собственной валюты и германской марки в диапазоне плюс/минус 6% от согласованного значения.

Зафиксировав обменный курс, страны не смогут попросту отстраниться от обстановки. Люди торгуют валютой каждый день, обменивают ее, дабы брать импортные либо реализовывать экспортные товары. Помимо этого, рынок кроме этого давит , учитывая то, каким должен быть фактический курс, исходя из предложения и реального спроса на валюту.

Для поддержания стабильного курса правительства должны принимать участие в рынке и подталкивать его в согласованном направлении.

Страны смогут руководить собственными валютами двумя методами. Во-первых, они смогут задействовать резервы зарубежной валюты, дабы скупить собственную валюту на открытом рынке и тем самым повысить ее сокровище. Обратный подход приведет к девальвации денег.

Иначе, кабинеты министров имеют возможность оказать влияние на обменный курс, устанавливая ставки. Желаете, дабы ваша валюта подорожала? Поднимите ставки, дабы побудить людей брать ее и вкладывать эти средства при более высоких процентных ставках. Желаете, дабы ваша валюта обесценилась?

Сократите ставки, дабы в отыскивании прибыли капитал направляли в второе место.

К корректировке ставок направляться доходить с максимальной серьезностью, потому, что они воздействуют на экономику кардинальным образом. Наровне с национальными затратами, ставки являются главными рычагами, каковые правительство может применять для урегулирования экономики. В случае если страна переживает рецессию, власти смогут понизить ставки, дабы стимулировать инвестиции и затраты.

В случае если же инфляция достигает большого уровня, правительство может поднять ставки, чтобы сократить предложение денег.

Все вышесказанное показывает, что поддержание фиксированного обменного курса имеет собственные последствия. Это внешняя принудительная функция, которая не только связывает влияниям руки в отношении финансово-кредитной политики, но и мешает тому, что они должны делать для стабилизации национальной экономики.

  • Калифорнийская золотая лихорадка: как в действительности зарабатывались огромные состояния

Британия входит в МВК

Джон Мейджор, основной приверженец МВК, на работе под управлением премьера Маргарет Тэтчер. Мейджор был премьером с 1990 по 1997 год.

В первой половине 90-ых годов XX века Англия была страной, которая имела возможность воспользоваться данной внешней принудительной функцией, дабы сократить собственные возможности в отношении финансово-кредитной политики. Инфляция была высокой, производительность — низкой, экспорт потерял конкурентоспособность, и никто не верил, что правительству удастся решить появившиеся неприятности.

Тогдашний глава правительства, Маргарет Тэтчер (Margaret Thatcher), уже давно выступала против интеграции в МВК, настаивая на том, дабы цена фунта устанавливалась рынками. Но в первой половине 90-ых годов XX века ей не хватило политической силы в борьбе против вторых представителей консервативной партии, каковые желали согласовать английские валютные направления с остальными европейскими странами.

Ответ присоединиться к МВК отстаивал Джон Мейджор, занимавший пост канцлера казначейства в Кабмине Тэтчер. В октябре 1990 года Англия, наконец-то, вступила в МВК при курсе 2,95 германских марок (НМ) за любой фунт стерлингов. Правительство Великобитании обязалось удерживать курс в диапазоне от 2,78 до 3,13 НМ.

Практически сразу после этого Мейджор поменял Тэтчер на должности премьера. Совокупность фиксированного валютного курса должна была стать основа его экономического замысла. Мейджор думал, что МВК сыграет роль некого «автопилота», что будет направлять английскую экономическую политику в необходимое русло.

И правительство не сможет оказывать влияние на предложение денег, поскольку будет ограничено условиями контракта о валютном курсе.

В какой-то степени эта политика трудилась. Во время с 1990 по 1992 год инфляция отправилась на спад, ставки уменьшились, а уровень безработицы был низким по историческим меркам. Однако, в первой половине 90-ых годов двадцатого века Англия почувствовала на себе влияние массовой глобальной рецессии, и количество безработных подскочило с 7,7% аж до 12,7%.

И без того мы подошли к 1992 году. В большинстве случаев, Британия может стимулировать инвестиции и расходы за счет сокращения ставок на протяжении кризиса занятости, но в этом случае данный подход опустил бы сокровище фунта ниже согласованного значения. Так, пока обитатели объединенного королевства боролись с рецессией, их правительство было полностью бессильным.

  • Как человеческий оптимизм воздействует на экономику?

Тем временем в Нью-Йорке

В первой половине 90-ых годов двадцатого века Джорджу Соросу было 62 и он возглавлял Quantum Fund, хедж-фонд, основанный им в первой половине 70-ых годов XX века, что сделал ставку на экономические тенденции. В то время Сорос уже имел возможность похвастаться внушительным состоянием, но до нынешнего достатка и иконического статуса ему все еще было на большом растоянии.

В случае если кроме того сейчас хедж-фонды окутаны некой таинственностью, в конце ХХ века это было особенно заметно — так длилось , пока данный термин не вошел в популярный жаргон.

Упоминание слова «хедж-фонд» по годам, в соответствии с Гугл Books

Что в действительности являются хеджем-фонды? Слово «хедж» показывает на их начальную цель: инвестирование капитала для осуществления конкретной ставки на то, что что-то случится. Хедж-фонды кроме этого применяют денежные инструменты для «хеджирования» против вторых рисков, дабы более четко изолировать нужную им сделку.

Разглядим пример. Представим, что вы хедж-фонд, что считает, что ATT предоставляет страшную сотовую связь, и желает сделать ставку против данной компании. Вы имеете возможность реализовать их акции, но целый рынок сотовых телефонов будет развиваться в полной мере достойно, исходя из этого ATT смогут взять новых клиентов, кроме того не обращая внимания на собственные просчеты. В случае если это произойдёт, вы утратите большое количество денег.

Дабы «хеджироваться» от этого риска, вы берёте мало акций Verizon, поскольку вычисляете, что эта компания справляется со своей задачей намного лучше, чем ATT.

Сейчас, в то время, когда акции мобильных операторов вырастут в цене, вы все равно получите денег в том случае, если акции Verizon обойдут ATT. И напротив, в то время, когда акции отправятся на спад, вы получите прибыль, в случае если ATT будет терять позиции стремительнее, чем Verizon. Создав такие условия, вы ограждаете себя от рисков отрасли и общего рынка, и делаете весьма конкретную ставку на то, что ATT трудится хуже если сравнивать с Verizon.

В некоторых случаях хедж-фонды кроме этого занимают средства, дабы еще больше расширить сумму ставки. На сделке против ATT они имели возможность бы получить мало денег с каждой акции, но в случае если фонды будут применять в основном заимствованный бюджет, им удастся купить больше акций, задействовав только малого часть собственного капитала. Так что если вы вправду уверены в правильности вашей ставки, вы имеете возможность одолжить денег и тем самым расширить собственный итоговый доход.

Еще одной изюминкой хедж-фондов есть то, как их менеджеры приобретают оплату. В большинстве случаев, они инвестируют средства вторых людей и приобретают рабочую группу за управление, дабы покрыть затраты фонда; это включает в себя и заработную плат. По стандарту, им выплачивают 2% от суммы, которой они распоряжаются.

Так, в случае если вам удастся организовать работу большого хедж-фонда с громадным потоком инвестиций, вы имеете возможность получить в полной мере приличные деньги независимо от того, как действенным он окажется.

Менеджеры хедж-фондов становятся миллиардерами, размещая по-настоящему успешные ставки. Они получают около 20% от дохода, приобретаемого фондом. Это значит, что в случае если ваш фонд заключает сделку общей стоимостью $1 000 000 000, вы и ваши партнеры получите как минимум по $200 000 000.

Занимайтесь этим в течение нескольких лет и в конечном счет вы станете неприлично богатым!

Другими словами, хедж-фонды пробуют делать изолированные ставки с применением денежных инструментов. Они одалживают деньги, дабы еще больше расширить потенциальную пользу, а их менеджеры приобретают огромные суммы, в случае если сделка срабатывает. И как раз этим планировали заняться его партнёры и Сорос.

К весне 1992, всего через полтора года по окончании того, как Англия присоединилась к МВК, фиксированный обменный курс вылился в значительную проблему. Британское казначейство поняло, что их валюта была неверно оценена по отношению к германской марке. Джонатан Портис (Jonathan Portes), экономист, что в то время был в том месте младшим сотрудником, писал:

«В мае 1992 года срочная неприятность была очевидна. С внутренней точки зрения, учитывая не сильный спрос, надлежащий уровень ставок был существенно ниже, чем нужно для поддержания позиции фунта стерлингов в МВК.

Помимо этого, становилось все более заметно, что фунт переоценивался; кроме того в глубинах рецессии мы еще имели важный недостаток счета текущих операций [страна импортировала больше, чем экспортировала].

Мы были уверенны, что главная неприятность заключалась в том, что мы вступили в МВК с неподходящим курсом; английский фунт был переоценен, а это означало, что мы столкнулись со структурным недостатком счета текущих операций».

Фунт стерлингов был оценен через чур высоко. Правительство Великобитании знало об этом, но как и рыночные игроки, каковые видели, что валюта продавалась по минимальной цене, оговоренной при согласовании направлений с германской маркой.

От падения фунт оберегало лишь то, что власти Англии обеспечивали поддерживать его курс, и рынок верил этим обещаниям. До тех пор пока все думали, что Англия в течении неизвестного срока будет покупатьфунт по 2,95 германских марок, статус-кво сохранялся.

  • Как Гугл получает по 100 000 000 долларов за 1 сутки?

Точка возгорания

«Рынки смогут оказывать влияние на события, которых они ожидают»
— Джордж Сорос

В течение всего лета 1992 года английский фунт удерживал собственную позицию, но так происходило только , пока Германия не подставила Англию. В том году представители центробанка Германии высказали массу замечаний, каковые подорвали силу фунта. Английская газета The Independent задокументировала эти жалобы:

«К примеру, 25 августа Реймут Йокимсен (Reimut Jochimsen), член совета Бундесбанка, объявил, что в рамках МВК имеется возможность для перестройки. Фунт стерлингов ослаб. 10 сентября неизвестный представитель Бундесбанка сказал, что девальвация валюты была неизбежна.

Фунт упал».

Событием, которое, в финише-финишей, стало причиной отказу от поддержания фиксированного курса английского фунта, стало интервью с президентом германского Бундесбанка, Хельмутом Шлезингером (Helmut Schlesinger). Шлезингер поделился своим мнением с Wall Street Journal и газетой German. У него было одно условие: если они желали напрямую цитировать его, они должны были разрешить ему просмотреть кавычки.

В случае если же они захотят только косвенно перефразировать его, в проверке не было необходимости.

Президент германского Бундесбанка — Хельмут Шлезингер

В ту же ночь, 16 сентября 1992 года, вышла статья, перефразирующая слова Шлезингера :

«Президент Бундесбанка, доктор наук Хельмут Шлезингер, не исключает возможности того, что кроме того по окончании сокращения и пересмотра германских ставок, одна либо две валюты могут быть под давлением до проведения референдума во Франции. В интервью он признал, что неприятности, само собой разумеется, не решены всецело, но нужные меры уже приняты».

К утру публикация уже лежала на столе Джорджа Сороса. Сорос и целый денежный рынок высказал предположение, что фунт стерлингов был одной из тех двух валют, каковые имели возможность «появляться под давлением» и девальвироваться. Всего за один сутки безобидная, переформулированная цитата обрушила Банк Англии и принесла Джорджу Соросу больше миллиарда долларов прибыли.

Рынок прекратил верить в то, что Англия сможет удержать собственный сегодняшний обменный курс — а эта вера была единственным, что мешало падению английского фунта.

  • Так что же это такое — отмывание денег?

Сделка столетия

Начиная с августа, Сорос и его Quantum Fund собирали $1 500 000 000, дабы поставить на то, что цена фунта стерлингов будет падать. Так как правительство Великобитании было не сомневается в обратном, не было никаких обеспечений, что это произойдёт. Но Стэнли Дракенмиллер (Stanley Druckenmiller), старший член фонда, заметил статью о Шлезингере и сразу же понял ее важность.

Книга Себастьяна Мэллаби (Sebastian Mallaby) «Денег больше, чем у Всевышнего» пересказывает события того дня. По словам автора, Дракенмиллер подчернул, что их 1,5-миллиардная сделка против английского фунта обязана окупиться и что они должны рассмотреть возможность повышения позиции.

Сорос отреагировал на это пара другой стратегией: «Бейте по самому уязвимому месту».

В случае если цитата Шлезингера возможно использована в качестве катализатора девальвации фунта, из-за чего это должно случиться не сейчас? Вместо того дабы неспешно выстраивать маленькую позицию против английской валюты, Quantum Fund имел возможность бы организовать срочную продажу фунтов в беспрецедентных масштабах сейчас. Это не только бы ускорило падение фунта стерлингов, но и подняло бы прибыль фонда.

Именно это решение «бить по самому уязвимому месту» принесло огромную прибыль компании Сороса, свергло валютный режим Банка Англии и в конечном итоге стёрло с лица земли репутацию премьера. Помимо этого, оно стоило английским налогоплательщикам миллиарды долларов.

Джордж Сорос. Фотография из «Charlie Rose», обработанная Priceonomics

Разглядим сделку Сороса более детально, дабы вы осознали, в чем содержится ее элегантность. Как мы уже отмечали ранее, ставка Quantum Fund была нацелена на маленькую продажу английского фунта, а это значит, что они должны были приобретать прибыль при обесценивании валюты.

Сейчас поболтаем о том, что означает «маленькая продажа» валюты? Представим, что на данный момент январь 2009 года и вам думается, что iPhone начал терять популярность и совсем не так долго осталось ждать цена акций компании Apple ($90) снизится. Как вы извлечете пользу из данной информации?

Для примера, вы либо ваш брокер имеете возможность пойти к кому-то, кто обладает акциями Apple, и попросить у него одолжить одну акцию. Деньги за нее вы вернете позднее и, конечно же, заплатите проценты за кредит. Но сейчас вы реализовываете эту акцию за $90 наличными. Два дня спустя курс акций опускается до $88 и вы берёте одну акцию на вырученные $90.

Так, у вас остается $2 чистой прибыли!

Но как бы все повернулось, если бы вы не реализовали акцию, в то время, когда цена на нее упала до $88, и вместо этого подождали, пока цена снизится еще больше? Вы были бы в плачевном положении, поскольку в действительности акции подорожали с $88 до $600. Это значит, что на собственной сделке вы утратили бы $510, плюс проценты!

Если вы покупаете ценные бумаги, в нехорошем случае вы имеете возможность утратить все собственные деньги. В случае если же вы занимаетесь продажей ценных бумаг прозапас, по сути, ваши утраты являются бесконечными, потому, что акции постоянно могут идтивверх. В действительности вы имеете возможность потерять кроме того больше денег, чем имеете, и хорошего в этом мало.

Так что если вы занимаете маленькую позицию (short position), вам необходимо убедиться в том, что ваш риск падения хеджируется.

Но что делать, если вы желаете поставить на маленькую продажу такую валюту, как фунт стерлингов? В этом случае вы обращаетесь к английскому лицу либо компании и просите одолжить вам денег. Они говорят «Само собой разумеется, вот 100 английских фунтов.

Легко отдайте эту сумму в течение нескольких суток вместе с процентами, и все будет в порядке». Сейчас вы берете эти 100 фунтов и конвертируете их в 295 германских марок по согласованному обменному курсу.

На данном этапе вам бы весьма хотелось, дабы английский фунт подешевел по отношению к германской валюте. Из-за чего? По причине того, что в случае если фунт подешевеет на 10%, обменяв 295 НМ для погашения кредита, вы получите 110 фунтов.

Вы имеете возможность выплатить 100 фунтов и мало процентов, и ваша прибыль все равно будет равна примерно 10 фунтов.

Так, вы получаете деньги, в то время, когда британская валюта девальвирует. Но что в случае если фунт повысится в цене? Вы утратите последнюю рубаху. В этом и содержится великолепие ставки Сороса: в случае если фунт обрушивается, они получают миллиарды долларов. А вдруг его сокровище увеличивается?

Что ж, данный сценарий был неосуществимым, поскольку все знали, что фунт был переоценен. Он уже продавался по минимальному курсу собственного торгового диапазона, и единственным, что поддерживало его, было правительственное вмешательство.

Фунт должен был или сохранить собственную сокровище (в этом случае фонд Сороса не получил бы никаких денег, но одновременно с этим не утратил бы через чур много средств), или девальвироваться и тем самым принести компании Сороса огромные барыши. В данной ситуации для рыночных спекулянтов все складывалось как возможно лучше: утраты были малыми, а пользы — значительными.

Как сообщено в Пособии по хедж-фондам:

«В случае если спекулянтам удастся уничтожить МВК, маленькая продажа английского фунта может оказаться весьма удачной позицией. Кроме того в случае если девальвации не будет, возможность того, что курс фунта стабилизируется, была минимальной. Единственным недочётом для спекулянтов были операционные издержки».

Итак, тем утром его фонд и Сорос увеличил собственную маленькую позицию против английского фунта с $1 500 000 000 до $10 000 000 000. Это была совершенная ставка с безграничным потенциалом и минимальными рисками. Она была похожим спор с подбрасыванием монетки: в случае если выпадал орел (фунт девальвирует), трейдеры приобретали большое количество денег, в случае если выпадала решка (курс фунта остается зафиксированным), они теряли только маленькую сумму на погашении процентов по кредиту.

Сорос ни при каких обстоятельствах бы не отказался вложиться в такую сделку, даже если бы ему было нужно одолжить еще больше денег.

  • «Я богат», либо Тайная мантра за $1 000

Отбиваясь от спекулянтов

«К Тёмной среде наша общая позиция должна была стоить практически 10 млд дол. Мы собирались продать еще больше. В действительности, в то время, когда Норман Ламонт (Norman Lamont), английский глава МинФина, сообщил незадолго до девальвации, что он одолжит $15 000 000 000, дабы обезопасисть фунт стерлингов, мы удивились, поскольку как раз такую сумму мы и желали реализовать»

— Джордж Сорос, 1992 год

До тех пор пока Европа спала, Сорос одалживал и реализовывал фунты везде, где лишь имел возможность. Позиция Quantum Fund достигла $10 000 000 000. Другие хедж-фонды пронюхали о сделке и кроме этого начали заимствовать и реализовывать английскую валюту.

К тому времени, как английские рынки открылись для бизнеса и представители Британского казначейства начали собственный сутки, были реализованы десятки миллиардов фунтов. Валюта приблизилась к нижней грани торгового диапазона, утвержденного МВК.

В тот сутки дела у Банка Анлии складывались не лучшим образом.

Вначале английские госслужащие отреагировали на происходящее, приобретя один миллиард фунтов, но эта сделка не оказала влияние на цена валюты. Всю землю реализовывал фунт стерлингов, и у английского правительства попросту не было возможности бороться с таким наплывом. По некоторым оценкам, власти Англии израсходовали ?27 000 000 000 собственных резервов, дабы стабилизировать обстановку.

К 9 часам утра глава МинФина Норман Ламонт связался с премьером Джоном Мейджором и сказал ему, что они не смогут приобрести достаточное количество фунтов, дабы удержать валюту. Единственный вариант решения проблемы заключался в резком увеличении ставок, которое бы подтолкнуло людей к приобретению фунта. Мейджор отказался. Британия волновалась разгар рецессии, и повышение ставок имело возможность привести к еще большему падению экономики.

Это было бы политическое суицид.

Глобальный капитал заключалсделки против английского фунта. Полтора часа спустя Ламонт снова попросил премьера разглядеть его предложение, и Мейджор сдался. В 11 часов утра Правительство Великобитании объявило, что они будут увеличивать ставки на 200 базовых пунктов, с 10% до 12%.

Как таковой громадный рост ставок отразился на стоимости фунта? Полностью никак. Валюта падала .

Ламонт направился в резиденцию премьера, чтобы выяснить, как спасти обстановку, и в итоге они заявили об повышении ставки еще на 300 базовых пунктов, с 12% до 15%.

Какой эффект оказали эти трансформации? Также никакого. Как Мэллаби позднее задокументировал в собственной книге, банда и Сорос спекулянтов знали, что победа уже близко:

«За собственными столами по другую стороны Атлантики Сорос и Дракенмиллер восприняли увеличение ставок как акт отчаяния умирающего. Это говорило о том, что финиш близок — и что настало время для последнего удара по английской валюте».

Рынок ожидал, что Англии нужно будет девальвировать фунт и что никакие увеличения ставок и покупки валют этого не поменяют. На данном этапе выход Англии из МВК и обесценивание ее валюты были неизбежны; в случае если спекулянты верили в это достаточно, дабы рисковать собственными деньгами, значит в конечном итоге это должно было случиться.

Тем вечером, в 19:30, Ламонт совершил пресс-конференцию, на протяжении которой сказал, что Англия выходит из МВК и возвращает собственную валюту в «свободное плавание». спекулянты и Сорос победили.

  • Имеется таковой бизнес: фальшивые деньги для Голливуда

Последствия Тёмной Среды

Английский экономический кризис, что достиг собственного апогея 17 сентября 1992 года, вошел в историю как «Тёмная Среда». Когда Англия высвободила собственную валюту, фунт упал на 15% по отношению к германской марке и на 25% — к доллару США.

Курс английского фунта по отношению к германской марке

Если вы не забывайте, Quantum Fund Сороса поставил около $15 000 000 000 на то, что фунт упадет в цене по сравнению с другими валютами. Они одолжили миллиарды американских долларов, дабы совершить эту сделку, и были правы. Вот как изменилась цена их фонда по отношению к цене фунта:

По окончании девальвации фунта цена фонда фактически мгновенно подскочила с $15 миллиардов до 19, а пара месяцев спустя эта цифра увеличилась до $22 миллиардов. Не забывайте, что речь заходит о хедж-фонде, исходя из этого его партнёры и Сорос получили как минимум по 20% от $7 000 000 000 взятой прибыли, другими словами любой из них взял как минимум $1 400 000 000.

Особенность торгов на Уолл-стрит содержится в том, что если вы приобретаете большое количество, кто-то второй обязан утратить ровно столько же либо кроме того больше. В этом случае достаток перешло от английских плательщиков налогов в других менеджеров и руки Сороса хедж-фондов. The Guardian отмечает:

«Джим Тротт (Jim Trott), бывший основной дилер Банка Англии, назвал тот сутки «ошеломляюще дорогим». Он сказал, что тогда за 4 часа он приобрел больше фунтов, чем кто-либо имел до либо затем. В течение дня все его сделки потеряли сокровище, а в то время, когда правительство отошло, обстановка ухудшилась еще больше».

В канун девальвации Английское казначейство тратилособственную зарубежную валюту на фунты, каковые стали значительно менее полезными по окончании событий Тёмной Среды. Дабы поддерживать видимость того, что фунт оценивался верно, правительство платило американский доллар за то, что потом будет стоить 75 центов. За все это расплачивались британские плательщики налогов, чьи затраты превысили ?3 300 000 000.

Утрата млд дол денег простых граждан есть такой обыдённой для политиков, что об этом нюансе они не очень волновались. Их заботили, в первую очередь, политические последствия их некомпетентных действий на протяжении экономического кризиса. Запрещено в течении одного дня делать пара заявлений о том, что вы станете массово повышать ставки в разгар рецессии, или полностью изменять работу зарубежной валюты, не растолковав людям, что вы действуете на ощупь.

Джон Мейджор сделал вступление в МВК главной составляющей собственной финансово-кредитной политики, но случившиеся события стёрли с лица земли его репутацию. Избиратели отстранили Мейджора и его партию от власти на следующих выборах. Как выяснилось, Маргарет Тэтчер была права: Англия не могла поддерживать собственную валюту в эру, в то время, когда хедж-фонды в течение нескольких часов имели возможность собрать больше капитала, чем Банк Англии имел в своем распоряжении.

Если вы пробуете извлечь из данной истории какие-то выводы, это один из них. Количество денег, задействованных на глобальных рынках, так громадно, что за один сутки оно может поставить на колени кроме того правительство Великобитании. Еще одна мысль пребывает в том, что подобные урегулирования смогут создать неожиданные лазейки, которыми в конечном итоге кто-нибудь воспользуется.

Но, пожалуй, основное в этом рассказе то, что он демонстрирует силу односторонней ставки. В первой половине 90-ых годов двадцатого века данной ставкой была прекрасно спланированная экономическая сделка против фиксированного обменного курса, осуществленная Джорджом его командой и Соросом. Если бы они совершили ошибку, то не утратили бы практически ничего.

Но они были правы и в следствии взяли большую прибыль.

Высоких вам конверсий!

По данным: priceonomics.com, image source sheilamcc

Случайные статьи:

Джордж Сорос шокирующее интервью-признание, впервые на русском!


Подборка похожих статей:

admin