Как российские путешественники спасли «national geographic» — и показали миру тибет

В 1905 году один американский издание балансировал на грани банкротства и решил кардинально поменять концепцию. 17 лет до этого издание публиковало статьи по географии, с выговором на научный контент и минимумом изображений. Но сейчас на науку денег не осталось — у редакторов было лишь 11 фотографий столицы Тибета от малоизвестных путешественников.

Ответ опубликовать эти фото прославило издание. Новый формат, качественные изображения с минимумом текста, полюбился читателям.

Фото Лхасы спасли издание «National Geographic» — и организовали его стиль таким, каким мы его знаем на данный момент. А авторами первых фотографий столицы Тибета стали подданные России — бурят Гомбожаб Цыбиков и калмык Овше Норзунов. Их история сильно напоминает шпионский детектив.

  • Фотобанки Vs настоящие изображения: что конвертирует лучше?

Авантюристы на полях «Громадной игры»

Кроме того на данный момент Тибет — далеко не самый дешёвый регион мира. Иногда китайские власти закрывают его для въезда из-за беспокойств и бунтов местных жителей. Но сто лет назад попасть в Тибет «простому смертному» было по большому счету нереально.

Обстоятельство в «Громадной игре» между Россией и Великобританией — борьбе за влияние в Центральной Азии.Как российские путешественники спасли «national geographic» — и показали миру тибет Британцам Тибет был нужен для налаживания торговли между Индией и Китаем, а Российская Федерация пробовала не допустить этого, заодно усиливая собственные позиции.

Словом, к началу 20 века мелкое государство выяснилось под агрессивным вниманием двух огромных держав — дабы защититься от шпионов, тибетские власти под страхом смерти запретили чужестранцам въезд на собственную территорию. Фотосъемка кроме этого была чревата смертью — потому что в Тибете запрещалось «кроме того буддистам улавливать образы людей в мелкий тёмный коробку, дабы после этого увезти их на Запад».

Но, не обращая внимания на недоверие к чужестранцам, власти Тибета иногда отдавали предпочтение одной из сторон. Так, сейчас 19 века, в то время, когда британская оккупация казалась неизбежной, страна начала заигрывать с Россией, пробуя обеспечить себе независимость и защиту.

Но не будем углубляться в битвы империй. Обращение о том, что к концу 19 — началу 20 столетий Российская Федерация была очень заинтересована в информации о Тибете и начала деятельно отправлять в него экспедиции. До Лхасы пробовал дойти еще Пржевальский, но приблизительно за 300 километров до города местные армии преградили ему дорогу. Приблизительно так же закончилась экспедиция ученика Пржевальского, Петра Кузьмича Козлова.

Его отряд кроме этого остановили — но Козлов успел сделать пара фотографий Верхней Монголии и Восточного Тибета.

Словом, Лхаса была закрыта для официальных экспедиций. А светский чужестранец, попавший в том направлении, без шуток рисковал судьбой. Но оставался один неочевидный путь — паломничество.

Буддисты прилегающих районов, среди них и России, с давних пор совершали ритуальные путешествия в Лхасу, и местные власти не смели останавливать их.

Было решено послать в Тибет ученого под видом паломника — и на эту роль идеально подошел Гомбожаб Цыбиков.

  • Средневековый «дауншифтинг», либо Как европейские аристократы кинули все — и стали русскими святыми

Цыбиков и путешествие в Тибет

Гомбожаб Цыбиков появился в классической бурятской семье, исповедовавшей буддизм. По окончании Читинской гимназии поступил на медицинский факультет Томского Императорского университета, но позже кинул медицину и занялся востоковедением.

В 1895 году он поступает на Восточный факультет Главного ВУЗа Санкт-Петербурга, что заканчивает через 4 года с золотой медалью. И сразу после выпуска ему поступает предложение, от которого нереально отказаться — одиночная экспедиция на Тибет под видом паломника.

Фотопортрет Гомбожаба Цыбикова

Итак, Россия послала молодого эксперта на страшную и продолжительную «практику». Путешествие продолжалось с 1899 по 1902 год, а в самом Тибете Цыбиков совершил символичные 888 дней, причем солидную часть времени он прожил в ближайших монастырях и самой Лхасе.

Да, фактически два года вчерашний выпускник университета жил в тибетской столице под риском разоблачения и видом паломника. За это время Цыбиков, практически ходивший «под гильотиной», успел сделать около 200 неповторимых фотографий, множество дневниковых записей и взять личную встречу Далай-Ламы XIII.

Субурган Бар-чоден («промежуточный портик»), главные муниципальные ворота Лхасы. Фото Г. Цыбикова.

Сложно представить, что ощущал юный востоковед, случайно появлявшийся шпионом — но серьезность задания прекрасно иллюстрирует следующая история. Цыбиков делал фото тайком, через прорезь в молитвенной буддистской мельнице. И приблизительно в 1901 году Гомбожаб, уже второй год обживавший Лхасу, встретился с другим подданным империи, Овше Норзуновым.

Тибетские дамы. Фото Г. Цыбикова.

Тот, как и Цыбиков, кроме этого ввез в Тибет фотокамеру и тайно делал снимки по поручению правительства. Но степень угрозы была так высока, что два уроженца России не раскрыли собственные миссии кроме того приятель перед втором (!), и лишь спустя десятилетия, взяв признание на родине, осознали, что делали одно дело.

Путешественников легко понять — разоблачение угрожало смертью.

Вид на монастырь, где ламы обучались тибетской медицине. Фото Г. Цыбикова.

  • Исчезновение Луи Лепренса: таинственная будущее «отца» кинематографа

Нескончаемое путешествие Овше Норзунова

О биографии Норзунова известно не так много — прекрасно обрисована лишь юность этого путешественника. Как вы уже осознали, он делал миссию в Тибете параллельно с Цыбиковым — но началась она раньше.

Фотопортрет Овше Норзунова

Овше Норзунов, подданный и калмык России, в первый раз побывал на Тибете еще во второй половине 90-ых годов XIX века, с ответственным национальным поручением — он доставлял письмо Далай-ламе о ходе переговоров его поверенного в Санкт-Петербурге. Уже к 1899 году Норзунов возвратился в Россию, но не на много.

В 1900 году Географическое Общество вручило Норзунову такую же камеру, какая была и у Цыбикова (уже деятельно изучившего Тибет), и послало его в Лхасу второй раз. Путь лежал через Францию и Индию, но попав в Калькутту, Овше привёл к властей. Его сочли за русского шпиона (небезосновательно), продолжительно не производили из города, а после этого послали в Россию.

Все, что успел снять Норзунов в этом путешествии — окрестности индийского Дарджилинга.

Обо. Маркер поклонения духам местности, что тибетцы складывали из камней. Фото О. Норзунова.

Но скоро Овше ожидало третье путешествие — в этом случае по более «проторенному» маршруту, через Западный Китай и Монголию. Норзунов пробыл в Лхасе около месяца, за что деятельно фотографировал, и в марте 1901 года увиделся с Цыбиковым. Но путешественники, как уже было сообщено, не раскрылись приятель перед втором. Не смотря на то, что точно им было бы что обсудить 🙂

Итак, первым фотографом Лхасы стал Гомбожаб Цыбиков — но первые фотографии, каковые дошли до «громадной почвы», принадлежали Норзунову, закончившему собственную экспедицию раньше. Потом Норзунов стал борцом за расширение свобод буддистов. Неизвестно, чем занимался путешественник по окончании Октябрьской революции — но во второй половине 20-ых годов XX века он был выселен из Калмыкии в город Камышин, откуда сбежал.

На этом его следы теряются.

Потала, вид с юга на основной вход во дворец. Фото О. Норзунова.

  • Раздвоение Клиффорда: как придуманный поэт покорил советскую интеллигенцию

Вместо заключения

В конце 1903 года Русским географическим обществом был составлен альбом из 50 фотографий Цыбикова и Норзунова, и разослан зарубежным сотрудникам как презент. Так фото попали в руки редакторов полуразорившегося «National Geographic» — и спасли издание от банкротства.

Эти же фото попали к Далай-Ламе — их преподнес сам Цыбиков, опять встретившийся с фаворитом Тибета в 1905 году в Монголии. Кстати, точно в год выхода важного номера «Национальной географии». В соответствии с свидетельствам очевидцев, Далай-Ламе фотографии понравились 🙂

Эта история о двух храбрых молодых людях, каковые изучили закрытый, страшный Тибет, балансировавший на острие двух империй. Обоим путешественникам на момент событий не было и тридцати, но открытия и поступки, идеальные ими, глубоко оказали влияние на мировую историю, науку и культуру. Но, заметив в киоске свежий номер «National Geographic», вы сами убедитесь в этом.

Высоких вам конверсий!

Image source Jeremy

Случайные статьи:

Мой опыт работы с камерой Alpha 7RM2. Почему я выбрал именно ее.


Подборка похожих статей:

admin