Как использовать одиночество на благо себе, или польза сублимации

05.02.2015 Карьера

Normal 0 false false falseMicrosoftInternetExplorer4

Желаешь взять Букеровскую премию? Бросай собственного парня. Из-за чего ты смеешься? Не видишь связи?

Но она же очевидна. И сообщение эта именуется – сублимация. И она, оказывается, может горы свернуть. Не смотря на то, что вернее будет заявить, что она окажет помощь горы свернуть. Сублимация даст тебе невиданную силу. Подарит тебе напор и уверенность. Что дает девушке мужество?

Верно, она – сублимация.

Катя ни при каких обстоятельствах не вспоминала о собственном будущем. Не смотря на то, что нет, вспоминала. Собственный будущее она воображала в белом платье с открытыми плечами. А позже белое платье в ее мечтах медлено перекочевывало с вешалки в шкафу на антресоль. А его место занимали детские галстуки и ползунки мужа. Катя видела собственный будущее в собственной семье: мама, отец и я. В собственных мечтах она постоянно исполняла роль прекрасной, спокойной и радостной мамы. А по-второму и быть не имело возможности.

Катя так упрочилась в данной роли (по причине того, что грезила она об этом с самого детства, по причине того, что думала лишь о таком будущем для себя, по причине того, что еще с восьми лет начала собирать коробочку с приданым, которую аккуратно прятала под собственной детской кроватью), что ее, казалось, нет ничего, что смогло бы скинуть с этого пьедестала. Не появился еще таковой человек, что помешал бы Кате осуществить ее матримониальную мечту.Как использовать одиночество на благо себе, или польза сублимации Так думала она. И с надеждой ожидала собственного принца.

Вот как затолкала коробочку с приданным под кровать, так и начала ждать. А принц все не шел.

Ты сама не осознаёшь, что тратишь собственную жизнь впустую

Катя закончила школу с золотой медалью на груди. По окончании школы был университет, где Катя прилежно штудировала языки романо-германской группы. А принц все не оказался. Она ожидала его у окна в кафе, лениво перелистывая новое издание Гавальды в оригинале. Позже она поразмыслила, что вряд ли принцы выпивают латте с меренгой и капучино с корицей, и переместила собственные поиски в бар.

В том месте она исправно заказывала «Космополитан», сидя за стойкой, призывно закинув ножку на ножку в аппетитно маленькой юбке. Но принц и на это не клевал. Было пара малых знакомств.

Но все не те и все не с теми.

«Ты тратишь собственную жизнь впустую», — в один раз сообщила ей подружка. «Из-за чего это впустую?», — возразила Катя, кроме того мало обидевшись. «Ну, а на что ты тратишь собственный время? На ожидание. Сидишь у окна, прядешь и ожидаешь. Не смотря на то, что сама не осознаёшь, чего», — нависала подруга. «Из-за чего это не осознаю? Я ожидаю любовь? А разве не это самое основное призвание в жизни?

Разве не для этого мы живем? Разве не в этом смысл жизни?», — защищала Катя собственную коробочку под кроватью а также немножечко всплакнула. Либо это соринка в глаз попала. По крайней мере, подруга предательскую Катину слезу не увидела и продолжила вычитывать: «Неа. Не для этого мы живем.

Мы по большому счету живем не для кого-то. А лишь для себя! Запомни – мы живем лишь для себя! А ты тратишь собственный время на ожидание какого-либо мудака. Ну, окей, не мудака.

В твоих мечтах он совершенный а также не пукает. Но в реальности, в то время, когда он снимет эполеты, то окажется простым мудаком в растянутых трениках. Ты нарожаешь ему детей. И будешь подтирать им носы и закаканые попки, пока твой супруг будет обхаживать какую-то другую телку. По пьяне, само собой разумеется. Ты этого…» «Замолчи!», — кричала Катя, закрывая ладошками уши. Она не имела возможности вынести для того чтобы надругательства над собственной мечтой в невинно-белом как снег платье.

Не имела возможности, не имела возможности, не имела возможности. Всю ночь она проплакала. А к утру задумалась.

Сублимацией как межсезоньем в сексе нужно пользоваться

Это куда же, получается, направлена вся моя сексуальная энергия? Задавала вопросы сама себя Катя. Я же ни с кем не вижусь. Ни с кем не дремлю. Я по большому счету ни с кем не дремлю. Да что жеэто такое? Куда я направляю собственную сексуальную энергию? На непонятное ожидание?

Как раз исходя из этого я так неистово ожидаю неясно кого? Это исходя из этого у меня хватало сил наброситься на подругу, в то время, когда она, фактически, открыла мне глаза? А я готова была ей горло перегрызть. Нет, что-то с этим не так. А, может, вправду, я ожидаю напрасно?

Может, пора занять себя чем-то? Жизнь-то проходит. Моя жизнь. Так думала Катя. И была, конечно же, права.

По причине того, что сублимацией – эдаким межсезоньем в сексе – нужно пользоваться. Сам Фрейд ее отстаивал. Он назвал сублимацию механизмом психотерапевтической защиты, благодаря которому энергия влечения направляется на другие цели. Так что не пускай ее на самотек, направляй ее в том направлении, куда тебе необходимо. К примеру, открой собственный дело. А что?

Ты же в далеком прошлом желала заняться бизнесом. Разве нет?

Нет парня? Не ной, а пользуйся этим. Дотянись с полки краски, холсты, планшет – рисуй, засучив рукава. Месяц-второй ежедневной практики – и из тебя окажется хороший живописец.

А в том месте и до выставки – рукой подать. Время от времени сублимация нам крайне полезна. Наконец-то мы можем заняться собой. Обратить внимание на себя. Решить, в итоге, чем нам хочется заниматься. На что необходимо больше обратить внимания, а что покинуть. Может, необходимо записать на направления? Либо пора поменять работу?

По причине того, что к цифрам душа так и не лежит, а вот делать что-то руками весьма хочется.

Моя знакомая в сезон «межпарней» занялась флористикой. Казалось, всю собственную нерастраченную сексуальную энергию она направила на себя. Гладиолус, лотос и крокус – все у нее как-то сплеталось в руках. Как будто бы замысловатые позы в кровати.

Еще чуть-чуть и будет оргазм. Ника, как у тебя это получается, где ты берешь собственные идеи? Задавали вопросы у нее все. Да из головы, отвечала она смеясь. И мы все осознавали, что у нее было в голове. Но, линия забери, как же это было красиво! Все собственный нерастраченное влечение Ника выплескивала на букеты цветов.

И через полгода усердной работы она открыла собственный мелкий цветочный магазинчик в Париже, на какой-то в том месте маленькой рю.

И вдобавок через полгода Ника вышла замуж. И сейчас у нее уже не было замысловатых хитросплетений васильков и стебельков ромашек. Сейчас эти сплетения были у нее в кровати, а не в витрине. Но магазин-то остался. Магазин, как ребенок, зачатый от альянса Ники с сублимацией, рос, развивался и расцветал на глазах. «Кроме того не знаю, открыла бы я что-то, встреть я Жака годом ранее? Было бы у меня время на себя и собственные жажды?

Рискнула бы я попытаться что-то новое?», — в один раз задавала вопросы у себя Ника, сидя перед мной с чашкой кофе в руках в одном парижском кафе. Ей не необходимы были мои ответы. Скорее, и ей они были не необходимы.

Она их проговаривала вслух, дабы и я осознала, в чем прелесть зависнуть на какое-то время одной между отношениями.

Не нужно опасаться одиночества. Вот не нужно. Нужно его смело эксплуатировать.

Рисковать, пробовать, ошибаться, еще раз пробовать. Сублимация – это отечественная приз за долготерпение. Это отечественный мелкий заслуженный отпуск. Не нужно его дробить не с кем. Не нужно кидаться в объятия только бы кого, лишь бы не быть одной. Не растрачивай собственные силы. Не разбрасывайся собственными талантами. Ты же желаешь взять Букеровскую премию, правда?

Так давай, действуй! В итоге: «Пока не расправишь крылья, не определишь, как на большом растоянии можешь уйти».

Случайные статьи:

О. Дмитрий Смирнов. О русской интеллигенции, общественном мнении, одиночестве и христианстве.


Подборка похожих статей: