Закулисье модной индустрии: интервью с fashion фотографом александром кожиным

21.03.2014 Карьера

Думаю, это было совпадением, но перед интервью я разглядывала собственные красные ботинки на шпильке и думала о том, что ходить в них так и не обучилась, не обращая внимания на то, что находиться в них могу весьма кроме того художественно, что подтверждают успешные кадры.

– Все равно, это заслуга фотографа, — поразмыслила я и запрятала ботинки назад в коробку, ожидать чуда. По причине того, что чудеса происходят, в то время, когда в них не только веришь, но и что-то делаешь, а в отечественном с туфлями случае это что-то делал как раз фотограф. Не таковой, как Александр Кожин, но также опытный толк в туфлях. И в платьях. И в моделях.

Либо, все-таки, лишь в кадрах?

— Как так произошло, что вы стали fashion-фотографом, — задала вопрос я у Александра в первую очередь, разглядывая ангелов на фото в инстаграм.

— Это было лет 6-7 назад. Не день назад. Я родом из Белоруссии, из Минска, — говорит Александр, — В том месте я, соответственно, также трудился фотографом, и меня познакомили с Яниной Гончаровой прямо незадолго до того, как она организовала и совершила самую первую Белорусскую семь дней моды. Я первенствовали официальным фотографом Белорусской семь дней моды.

Я снимал показы, в промежутках, пока люди подготовились – снимал бэкстейдж, в промежутках между промежутками я еще выбегал и фотографировал гостей. Возможно сообщить, я в том месте в течении 4-5 дней жил. Так началось мое первое знакомство с данной кухней.Закулисье модной индустрии: интервью с fashion фотографом александром кожиным

Следующим шагом был Mercedes Benz в Москве, но тогда это еще так не именовалось, а просто Russian Fashion Week, и тогда я больше целенаправленно снимал бэкстейдж.

— В том месте, за кулисами, должно быть весьма интересно, — поразмыслила я и все же задала вопрос «из-за чего».

— Я практически сравнительно не так давно опубликовал опрос на вебсарафане на тему «Из-за чего бы вам было весьма интересно заметить бекстейдж фотографии?» — сообщил Александр, — В том месте были такие пункты как: взглянуть на моду с изнанки, взглянуть на моделей не как на кукол, а как на живых людей. Это, скажем, два самых основных пункта из-за чего. По причине того, что это эмоции, фактически никакой постановки, мир того, как делается все.

Все логично. Люди не желают наблюдать легко картины. Люди желают видеть жизнь.

— В то время, когда люди находятся в одном помещении в течении 5-7 часов, — продолжает Александр, — в определенный момент они перестают носить маски и ведут себя конечно. Возможно замечать: как модели коротают время, что они делают, как ведет себя дизайнер, как очень сильно он переживает. Как модели готовятся к выходу. По причине того, что это волнительно – в то время, когда выходишь на подиум от актуального дизайнера и на тебе его платье.

Пускай и выход – это всего прогуляться в том направлении, развернуться и возвратиться назад.

«Всего» прогуляться, развернуться и возвратиться назад — смотрелось для меня невыполнимой миссией, и я поразмыслила, что Александр, должно быть, весьма по-человечески делает собственную работу.

— Я бы не заявил, что это по-человечески. Это в действительности, в какой-то мере, жестоко, -говорит он. -Потому что я показываю, какие конкретно они. Я могу над ними висеть пара мин. и ожидать, в то время, когда они отвлекутся, и что-то сделают такое, что ни при каких обстоятельствах не продемонстрируешь на простой опытной фотографии.

— Кроме того за кулисами нет им спокойствия, — поразмыслила я, а вслух задала вопрос, как как раз ведут себя модели.

— Любая опытная модель, которая попадает на подиум, обязана, как это ни необычно, мочь ходить, — говорит Александр, а я опять думаю про ботинки, — В то время, когда наблюдаешь на опытную модель и на модель, которая лишь начинает, – это визуально громадная отличие. Основной навык, что имеется у модели – это быть специалистом. Но быть им, первым делом, на протяжении работы. Не на протяжении подготовки, в частности на протяжении работы.

Быть в состоянии выполнить установки дизайнера или постановщика, — говорит он, а я осознаю, что не дождусь историй о том, как кто-то не поместился в платье, вымазался в блестках либо упал с высоты каблуков, как героиня «Глянца» на подиуме.

— А вы, получается, вездесущий за кулисами? Все видите? – задаю вопросы я, воображая Александра в гримерке.

— Да, выходит, все, — смеется он, — И в то время, когда они наряжаются, и переодеваются. Тут заметен профессионализм модели. Время от времени просят не фотографировать. Получается такая вилка — с одной стороны запрещено, а с другой – это моя работа, — говорит Александр, — Конечно, я стараюсь быть менее заметным, но время от времени могу завести какой-то диалог, познакомиться. Довольно много зарубежных моделей, со всех стран.

Это Бразилия, Америка, Франция, Италия.

— Заболтать и сфотографировать, — думаю я, а Александр продолжает, — Но опытные модели – они уже столько раз переодевались, им уже так все равно, кто на них наблюдает и как на них наблюдают. На каждом показе имеется секьюрити. В случае если у тебя нет разрешения – никто тебя в том направлении и не разрешит войти.

В том месте любой делает собственную работу.
Делать собственную работу – это принципиально важно, — думаю я, — но как-то же необходимо этому обучиться.

— Как на подиумы попадают новички? – задаю вопросы я, опять думая про ботинки. В них я бы совершенно верно никуда не попала.

— Через агентства, — отвечает Александр, -Модель сперва проходит кастинг у дизайнера. Если она его прошла – происходят примерки, каковые также фотографируются. Фотографии примеров вывешиваются позже на особом стенде перед показом. Обычно это в различные дни делается.

Сейчас кастинг-примерка, лишь на следующий день показ. Стенд – это неспециализированная информация, дабы было ясно – какая женщина, как кличут, какой лук или образ, в какой последовательности они выходят, сколько выходов у каждой модели. Как они должны выйти, в темпе и каком построении, под какую музыку, где остановиться, где развернуться. В то время, когда выходит дизайнер. Все репетируется.

На каждом показе присутствуют добровольцы или опытная команда, каковые оказывают помощь модели переодеваться. По причине того, что необходимо успеть выйти с подиума, переодеться и опять выйти. Существует строгий порядок, кто за кем выходит, — обрисовывает Александр данный мир в подробностях, — А сам показ продолжается от 5 до 7 мин. всего, — говорит он, и я определенно осознаю, из-за чего он выбрал как раз бэкстейдж.
За 5-7 мин. возможно заметить лишь то, что желают продемонстрировать. А вот в том месте, за кулисами, — все по-настоящему. Так, что возможно написать об этом книгу.

За 5-7 мин. показа возможно заметить лишь то, что желают продемонстрировать. А вот в том месте, за кулисами, — все по-настоящему. Так, что возможно написать об этом книгу. — Как продвигается работа над вашей книгой с показов? – задаю вопросы я, воображая такое себе пособие по пониманию того, как устроен мир прекрасных платьев.

— По замыслам, книга выйдет в свет до Нового года. на данный момент деятельно ведется верстка, дизайн, написание текстов. Я готовлю альбом с фото с показов таких дизайнеров как: Вивьен Вествуд, Роберто Кавалли, Филипп Плейн, Dsquared, Джон Ричмонд, Слава Зайцев, Гога Никабадзе, Игорь Гуляев, — перечисляет Александр, — Это будет первое печатное иллюстрирование моих работ за 6 лет.

Будут фото с семь дней моды в Майями, Милане, из Парижа и Москвы. А в Париже проходят семь дней моды Pret-a-Porter, и от кутюр, Haute Couture.

В этом месте я определю, что мода Pret-a-Porter – это то, что поставляется большими дизайнерами в массовое производство. Модели готовой одежды, которую возможно одевать на улицу, кроме того мне.

— Будут съемки от кутюр, каковые являются легко шедевральными. Это самые впечатляющие семь дней моды в плане костюмов, красоты, изящества и роскоши, — говорит Александр и, думаю, его глаза горят как стразы Swarovski.

— Моя мысль, — говорит он, — это продемонстрировать интересующимся людям закулисье. По причине того, что все видят лишь вершину айсберга. Это 30-40 снимков, на которых изменяется лишь костюм.

Я желаю продемонстрировать, как это все в том месте происходит. Это жизненные фото.

Мне весьма интересно, как Александр наблюдает на простых дам по окончании мира роскоши, блеска и красоты. А в то время, когда весьма интересно – я задаю вопросы. И приобретаю ответ.

— Дело в том, что модель – это не дама. Это специалист, что был выбран для показа. Модель нельзя сравнивать с дамой, которая может стать женой, либо любовницей. В жизни это полностью иные люди. Да, мера у меня сейчас другая, — признает Александр, — но сущность от этого не изменяется.

Мое отношение к моде прошло через математику, — вспоминает он собственный информатико-математическое прошлое, а я вспоминаю закон – от перестановки слагаемых сумма не изменяется.
Модель – это не дама. Это специалист, что был выбран для показа. Модель нельзя сравнивать с дамой, которая может стать женой, либо любовницей.

В жизни это полностью иные люди.От количества моделей в жизни отношение к даме не изменяется. И от блёсток и платьев… умение делать прекрасные кадры не изменяется. Хоть Александр и говорит, что не будь он мужчиной, он бы не смог продемонстрировать то, что показывает.

А я думаю имел возможность. По причине того, что настоящая судьба – она для всех настоящая. Для моделей и фотографов, для механиков и инженеров. Легко вершины для всех различные.

И количество платьев на один объектив.

С работами Александра возможно познакомиться по ссылке.

Случайные статьи:

Портретный и fashion-фотограф Дима Черный. О вдохновении, работе в Париже, и постоянном развитии


Подборка похожих статей: