Михаил умаров: «в россии некому читать экономическую прессу»

Ольга Бедарева Редактор, Москва

председатель совета директоров пиар-агентства Comunica Михаил Умаров, журналист и известный пиарщик об экономических и ментальных проблемах отечественного времени — в интервью для Executive.ru

Лишь деятельный подход к работе приносит желаемый итог, а во время глобальных экономических трудностей такая позиция делается особенно серьёзной и единственно вероятной, — уверен экс-директор работы по связям с общественностью компании «Вымпелком», а на данный момент председатель совета директоров пиар-агентства Comunica Михаил Умаров. Он утвержает, что российский рынок пиар-разработок испытывает трудности, схожие с проблемами вторых опытных областей, – отражается недочёт клиентов, общая тенденция «залечь на дно» дабы переждать кризис, и, самое основное, — отсутствие веры в то, что будущее строится как раз сейчас и отечественными же руками.

О том, что поменять негативный тренд в поведении потребителя реально, специфике отечественной экономической пиара и журналистики, и о знаковых пиар-свершениях «Билайна» говорит обновленное издание бестселлера Михаила Умарова «PRописные истины». 15 августа книгу выпустило в свет издательство «Эксмо». В интервью Executive Михаил Умаров поведал о собственных новых проектах, поделился видением будущего книжного бизнеса и пояснил, из-за чего русский читатель пока не заслужил отечественный эквивалент газеты The Wall Street Journal.Михаил умаров: «в россии некому читать экономическую прессу»

Executive: У вас богатый "стаж работы" как журналистом в ведущих российских СМИ, так и пиар-директором больших компаний. пиарщика мировоззрений и Отличия журналиста значительно разнятся?

Михаил Умаров: Я бы заявил, что отличие радикальное. СМИ в основном играют роль публичного прокурора: они выявляют неприятности, «выкапывают» в основном негативную данные и делают ее дешёвой обществу. Роль пиарщика – это роль юриста, что защищает интересы бренда, продукта либо организации.

И та, и вторая позиция заведомо субъективны, но слияние этих субъективизмов дает, как ни необычно, достаточно правильную и объективную картину для потребителя. Но это происходит при условии, что все эти компоненты пропорциональны.

Помимо этого, журналист, как представитель четвертой власти, пребывает в плену сложившихся стандартов. Его все обожают, его все желают, его внимания получают и за него борются, исходя из этого у журналиста может сложиться пара искривленное представление о действительности. При переходе в область пиара это свойство исчезает.

Кроме этого значительно отличается рабочий цикл этих профессий. У журналиста, в особенности речь заходит о сотрудниках газетах либо радио, он равен одному дню. Поиск занимательных свежих новостей, сдача и написание материала – все необходимо сделать за один сутки. Медиа похожи на цех: работники за единицу времени производят определенное количество продукции. У пиарщика другой ритм судьбы: многие проекты имеют другую специфику и не привязаны к четким временным рамкам.

Жизнь корпоративных пиарщиков более разнообразна, по причине того, что в компании значительно богаче палитра внутренних взаимоотношений. Соответственно, шире палитра задач.

Но в случае если подводить итоги, и пиарщик, и журналист – две составляющие одного целого, причем эти составляющие полностью равноправны и равнозначимы.

Executive: Пиарщик – юная профессия, но этих экспертов почему-то всегда недолюбливают. Люди просто не знают, что такое PR, либо же для «нелюбви» имеется настоящие обстоятельства?

М.У.: Я пологаю, что выражение «журналюги» показалось также не от через чур большой любви. И термин «вторая старейшая профессия» — проявление того же самого отношения. Людям характерно недолюбливать то, что они не весьма знают, исходя из этого в обществе к пиару относятся с недоверием. Его принимают как некую манипулятивную разработку либо как продолжение рекламных коммуникаций.

Причем такое отношение видится кроме того у людей, приближенных к пиару — тех же журналистов, цели и задачи которых пиар должен решать.

Executive: В «PRрописных истинах» вы уделяете особенное внимание рассказе о работе в «Билайн». В чем заключалась специфика работы в данной компании?

М.У.: Тут тяжело не уделять внимание специфике, проработав в данной компании десять лет. Мало какая компания сравнится с «Билайном» по разнообразию, масштабу и объёму решаемых пиар-задач. В «Билайне» во всем собственном достатке находился корпоративный и кризисный пиар, репутационный менеджмент, продвижение продуктов и одолжений. География «Билайн» широка.

Сперва это была Российская Федерация, после этого — СНГ и другие страны. Это богатейший опыт, что тяжело с чем-то сравнить.

Executive: В собственной время ребрендинг и «Билайна», и других сотовых операторов вызвал пристальное внимание и бурное обсуждение как экспертов, так и их клиентов. В чем заключались ваши задачи в тот момент?

М.У.: Процесс подготовки и сам ребрендинг весьма детально обрисованы в книге. Я желал бы добавить, что самой основной задачей, которую на протяжении ребрендинга решал пиар, была задача первичного убеждения как потребителей, так и фаворитов точек зрения в том, что это верный и успешный ход.

На ребрендинг возможно наблюдать с различных сторон: возможно наблюдать на привлекательный фирменный стиль, а возможно оценивать бизнес-результаты, трансформации в поведении потребителей и без того потом. Ясно, что все неимеетвозможности пройти идеально и безупречно. В этом смысле пиар постоянно работает не с фактами, а с оценками тех либо иных событий. Негативные оценки смогут выходить на поверхность и затевать превалировать.

Это может угробить хорошую бизнес-идею еще в зародыше. Так что во время ребрендинга «Билайна» мы прошли через сверхсложный этап. В течение первых двух месяцев наблюдался спад с позиций продаж, небольшой другие новых сложности и приток клиентов, а также, и во внутренних процессах компании. И если бы не проводилась целенаправленная работа по описанию самые позитивных сторон этого шага, то последствия имели возможность бы быть непредсказуемыми.

Помимо этого, часть потребителей кроме этого восприняла ребрендинг очень плохо, и если бы их аргументы заглушили бы доводы лояльных клиентов, возможно, это вошло бы в историю как пример неудачного ребрендинга.

Executive: Если судить по вашему последнему выбору места работы – в 2009 году вы стали председателем совета директоров PR-агентства Comunica, — пиарщик все-таки победил журналиста?

М.У.: Потому, что я занимаюсь написанием книг, то не до конца. Для меня так же, как и прежде весьма интересно и меня увлекает изложение собственных мыслей посредством статей либо книг. Но, непременно, с позиций развития карьеры, я вижу себя человеком, что занимается, в первую очередь, опытными коммуникациями.

Comunica для меня — это собственного рода полигон, на котором мы можем заниматься всем, что происходит на переднем крае сферы коммуникаций: нью-медиа, блогами, соцсетями и без того потом.

Executive: Вы возглавили агентство в сверхсложный, кризис . С какими трудностями столкнулись?

М.У.: Это правда. Если бы я знал, что данный период будет такими сложным, я бы еще, возможно, три раза поразмыслил, стоит ли делать данный ход либо нет. на данный момент я не жалею о собственном выборе и, в неспециализированном-то, рад, что нам удалось миновать данный сложный период, развернуть тренд на хороший и начать вырабатывать из Comunica совсем новое агентство, специализирующееся на нью-медиа.

Одна из основных трудностей – это, само собой разумеется, привлечение новых клиентов. У меня большое количество партнёров и коллег, каковые меня знают и каковые мне доверяют, но, однако, многие из них сообщили – кризис имеется кризис, давай встретимся в осеннюю пору. В данный тяжелый период я поставил себе задачу совершить с уже существующими и потенциальными клиентами сто встреч.

на данный момент отправилась уже вторая сотня, и я осознаю, что лишь деятельный подход к работе приносит итог. В следствии у нас появились новые клиенты, каковые выбирают для коммуникаций как раз нью-медиа. Мы начали работату с рядом новых компаний, а также с MySpace и бизнес-школой «Сколково».

Еще одна значительная сложность содержится в том, дабы поменять сознание людей, каковые во время кризиса отказываются верить, что перемены зависят от них. Пологаю, что для начальника это одна из самых непростых задач.

Executive: По большому счету Российская Федерация – страна, склонная не столько заимствовать, сколько изобретать. Какие конкретно пиар-инновации родом из России?

М.У.: На данный вопрос я, возможно, не смогу ответить, по причине того, что для этого нужно досконально знать западный опыт и знать, чего на Западе не было для того чтобы, что было изобретено в Российской Федерации. Мне думается, что ничего, по причине того, что пиар как такой существует в развитых государствах больше ста лет. Российский пиар – явление молодое.

Исходя из этого в той либо другой форме самые приёмы и различные инструменты уже существовали и существуют в этих государствах.

Executive: В «PRрописных истинах» вы уделяете особенное внимание обстоятельствам, по которым в Российской Федерации нет собственного издания Spiegel либо газеты The Wall Street Journal. Не есть ли одной из обстоятельств практическое отсутствие у нас среднего класса, что и есть главной аудиторией этих изданий за рубежом?

М.У.: есть. Как раз эту обстоятельство я считаю главной. Кроме того, что нет среднего класса как такового, нет среднего класса, что есть небольшим инвестором. на данный момент, в разгар кризиса, это тема утратила актуальность , но через некое время она возвратится.

На западе культура инвестирования насчитывает десятилетия – люди покупают ценные бумаги, вкладывают средства в предприятия и ценные бумаги. А в то время, когда люди инвестируют, то, соответственно, смотрят за информацией об собственных активах, поскольку речь заходит конкретно об их деньгах. Это – прямой стимул для чтения экономической прессы.

В Российской Федерации для того чтобы интереса нет. Мы читаем экономическую прессу легко вследствие того что нам весьма интересно определить о новых деяниях Олега Дерипаски либо Романа Абрамовича. Такие газеты кроме этого занимательны наемным менеджерам, каковые смотрят за тем, как то либо иное событие отразится на их работе.

А вот базисного интереса в широкой части аудитории именно нет.

Executive: Каковы, на ваш взор, возможности книжного бизнеса у нас? Наступит ли, в конечном итоге, момент, в то время, когда электронные библиотеки заменят «бумажные»?

М.У.: Этого еще долго не произойдёт, по причине того, что на данный момент доступ к глобальной сети имеется лишь у 30 процентов населения. Но я пологаю, что со временем значительную часть внимания читателей заберут как раз электронные книги всех видов. Мы уже можем замечать, как в метро книги просматривают на телефоне либо на особом устройстве.

Executive: Услуги пиар-агентства либо же личная корпоративная пиар-работа? Что удачнее для компании в кризисное время?

М.У.: Это хороший вопрос, и это вопрос в действительности экономический. В то время, когда начальник не осознаёт сути предмета, то думается, что платы, каковые приобретает пиар-агентство, преувеличены, и несложнее забрать одного-двух пиарщиков, сумма заработных платов которых будет меньше, чем платы, и так решить задачу. Но я, как директор, знаю, что в действительности такая экономия обманчива.

Так как любой новый сотрудник в компании — это еще и затраты на его соцгарантии, офисное пространство, компьютер, обучение, помощь, развитие, — все это в совокупности может поднять цену одного сотрудника в несколько раз. В то время, когда речь заходит о временном проекте, то вы имеете возможность завершить сотрудничество с агентством, а сотруднику нужно будет искать новую работу. И еще один момент. На рынке вы имеете возможность выбрать лучшее ответ, по причине того, что рынок — это борьба.

А вот ваш сотрудник — уже некая данность. Исходя из этого я пологаю, что в кризис аутсорсинг более удачен.

Executive: Как вы относитесь к точке зрения о том, что дамы не могут мыслить стратегически и планировать действенные PR-кампании. Дескать, их дело – небольшие маневры на уровне среднего звена и реализация замыслов, сгенерированных мужским аналитическим умом.

М.У.: Я с таким мнением не соглашусь. Будучи клиентом, я трудился с агентствами, где были дамы, создававшие весьма сильные стратегии, каковые смогут дать фору многим мужчинам. Но одновременно с этим я видел большое количество мужчин, каковые просто не способны мыслить так.

Executive: Самопиар в ситуации, в то время, когда человек старается казаться, а не быть. Вы с таким довольно часто сталкивались?

М.У.: Сталкиваюсь. В случае если речь заходит о эксперте любого уровня, то пиар либо, скорее, построение собственного бренда крайне важны, но в то время, когда идет перебор — отрыв от его содержательной сути, то, само собой разумеется, ничего хорошего в этом нет.

Случайные статьи:

Нулевая Мировая / World War Zero. 1 серия. StarMedia. Babich-Design. Документальный Фильм


Подборка похожих статей:

admin