Хотели как лучше, а получился pop-up, или первородный грех интернета

Этан Цукерман (Ethan Zuckerman), создатель первого всплывающего pop-up окна

Как вы относитесь к разнообразные рекламным объявлениям, каковые генерируются на веб-странице в виде всплывающих pop-up окон?

Сейчас мы поведаем, как на просторах Сети показалось это интерактивное маркетинговое изобретение, имеющее столь неоднозначную репутацию. Возможно, оптимальнееоб этом сможет поведать тот, кто был ярким участником соответствующих событий. Предоставим ему слово в отечественном блоге.

Примечание. Так как в основной части статьи содержится достаточно большое количество оценочных суждений автора — пускай кроме того и авторитетного, — материал в ней изложен от первого лица. Эта информация будет нужна не только тем, кто вспоминает над философскими, этическими и гуманистическими качествами современного Интернета, но и тем, кто собирается масштабировать собственный интернет-бизнес, завлекая в него инвестиции, либо запускает новый стартап.

  • Для чего необходимы pop-up окна современным маркетологам?

Рекламно-ориентированная бизнес-модель

В связи с темой данной статьи, мне на память приходит маленькой отрывок из маленького рассказа Рона Карлсона (Ron Carlson) «Что мы желали сделать» (What We Wanted To Do), написанный от лица сельского обитателя, просящего прощения за собственную неспособность обезопасисть обитателей родной деревни от мародерства вестготов:
Хотели как лучше, а получился pop-up, или первородный грех интернета
«В отечественное намерение входило выливать со стенку крепости на головы неприятелей кипящее масло, тогда как они пробовали сломать входные ворота. Но, как сейчас уже известно, мы столкнулись с некоторыми проблемами — в основном технического замысла,— помешавшими нам осуществить задуманное тем методом, которым мы первоначально сохраняли надежду это сделать. Исходя из этого все, чего мы желали бы на данный момент — взять еще один шанс».

Печальным в этом случае представляется не только финал событий данной сюжетной линии, но и высказанные слова сожаления о том, что участники обрисованных баталий собирались сделать одно, а оказалось второе. И в суетной судьбе современных людей не редки случаи, в то время, когда им приходится оправдывать неожиданные последствия собственных поступков только хорошими намерениями.

Вот и я, создатель первого всплывающего PopUp-окна, желаю заявить, что на данный момент мы понимаем — придумав эту разработку, отечественная команда потерпела идеалогическое фиаско, но изначально нами двигало искреннее намерение создать что-то храброе и добропорядочное.

История вышеупомянутой веб-оплошности затрагивает ту часть Глобальной паутины (World Wide Web), которая финансируется только за счет рекламы — соцсети, бесплатные и условно-контент и бесплатные сервисы, взявшие сейчас столь широкое распространение в онлайн-индустрии. В этом ключе я начал размышлять по прошествии 20-ти лет, совершённых мной в мире виртуальных разработок, с тех самых пор, как прочитал лекцию какое количество Цегловски (Maciej Ceglowski), представленную им на конференции веб-дизайна Beyond Tellerrand.

Цегловски — влиятельный и умелый программист, к тому же наделенный незаурядным писательским талантом. Его доклад напоминает разговор доктора с онлайн-больным о том, как последний придет к собственной смерти, если не прекратит проигнорировать симптомы страшного заболевания. Поставленный диагноз — рекламно-ориентированная модель Интернета, принятая по умолчанию в качестве базисной бизнес-стратегии.

Речь заходит о вещах, сильно напоминающих то, о чем повествуется в истории Рона Карлсона. Используя ее к реалиям современного Интернета, возможно заявить, что успешное нашествие виртуальных «вестготов» связано не со злым гением Цукерберга, Брина и Пэйджа (Zuckerberg, Brin, Page), а с хорошими намерениями, каковые, но, пошли наперекосяк. Исходя из этого, говоря словами главного храбреца указанного рассказа, я сокрушаюсь:

«В действительности, мы желали придумать программное ответ, разрешающее всем желающим скоро, легко и безвозмездно делиться с другими людьми знаниями, мнениями, фотографиями и идеями милых котиков. На этом пути — о чем будет поведано чуть позднее — мы столкнулись с некоторыми проблемами, которые связаны с выбранной нами бизнес-моделью и помешавшими нам сделать то, что мы планировали как раз тем методом, которым мы себе это воображали. И на сегодня единственное, чего мы хотим, так это развернуть время вспять, дабы исправить отечественную оплошность».

Я собирается говорю от первого лица, применяя множественное число. Во время с 1994 по 1999 год я трудился в Tripod.com (на данный момент tripod.lycos.com — прим. не.), помогая выстраивать, оформлять и реализовывать бизнес-модель, направленную на продажу услуг и контента для выпускников колледжей через сайт.

Страница, на которой представлена информация о проекте Tripod, озаглавлена так: «Пользователи TRIPOD в онлайне с 1995 года»

Тогда дело у нас никак не шло, исходя из этого мы переключились на предоставление одолжений хостинга и начали построение социально ориентированной сети. Помимо этого, в течение 5 лет мы перепробовали дюжину различных бизнес-моделей, любой раз сохраняя надежду отыскать хороший вариант монетизации отечественных упрочнений:

  • мы трудились в качестве подписного сервиса;
  • взимали процент с прибыли, которую приобретали подписчики, воспользовавшиеся отечественными инвестиционными советами по работе с обоюдными фондами;
  • получали на выпуске изданий;
  • сотрудничали с различными печатными изданиями;
  • реализовывали футболки и другие вещи c нанесенными на них надписями.

В конечном счете, самый окупаемой была модель, выстроенная на базе дохода с рекламы.

В частности, мы разбирали персональную страницу пользователя, дабы более адекватно настраивать показ рекламы. Как раз тогда я создал разработку, которая со временем переросла в маркетинговый инструмент, широко известный сейчас как pop-up.

Необходимость в его разработке появилась, в то время, когда рекламодатели стали опасаться, что их реклама будет ассоциироваться с контентом страницы, на которой она размещалась. Так, необходимо было придумать метод отображения рекламного объявления без того, дабы это происходило конкретно на веб-странице.

Поп-ап — это метод отображения рекламного объявления без того, дабы это происходило конкретно на веб-страниц

Твитнуть цитату

Последней каплей в данной связи стала обстановка, в то время, когда большая автокомпания заказала себе баннер, что поместили на странице, содержащей данные об анальном сексе. Рекламодатель был в шоке! Затем мне было нужно написать код, что вызывал всплывающее окно, содержащее рекламное объявление без яркой привязки к странице.

Вот так и появился pop-up, не смотря на то, что мною двигали только благие намерения — окупить возможность бесплатного предоставления одолжений хостинга для желающих открыть собственный сайт!

Упомянутая в начале статьи лекция Цегловски растолковывает, из-за чего эта история с Tripod.com есть до боли близкой не только для меня — реклама стала в сети бизнес-моделью по умолчанию, тем инструментом, на котором «покоится целый экономический фундамент онлайн-индустрии» и благодаря которому легче всего реализовывать стартапы и монетизировать инвестиционные сумки.

Исторически так сложилось, что обладатели новых проектов, в большинстве случаев, склонны связывать повышение собственной доходности с ростом аудитории веб-ресурса. А также в случае если пользователи не покрывают собственными приобретениями затраты на разработку контента, софта либо информационных продуктов, неизменно возможно отыскать метод монетизировать сайт посредством рекламных объявлений, в случае если на нем присутствует миллионная лояльная аудитория, пускай кроме того она и не через чур торопится брать ваши товары (услуги).

  • Что такое бизнес-модель: какие конкретно бизнес-модели существуют в сети

Инвестор Story Time

По версии Цегловски существует 2 типа компаний:

  • те, кто зарабатывает деньги на рекламе, к примеру, Яху и Gawker (узнаваемый американский блог, основанный в 2003 году и освещающий различные события и жизнь знаменитостей медиа-индустрии — прим. ред.);
  • те (и их большую часть), кто применяет рекламу по-второму. Их доход зависит от инвестора, которого Цегловски именует «Story Time». Сущность подхода этого инвестора пребывает в том, что он упорно убеждает вас, как он оптимален и как вам станет прекрасно по окончании того, как вы разместите (конечно за плату) собственную рекламу на его сайте. Попытаюсь пояснить эту идея на примерах.

Сайт Pinterest трудится на инвестора Story Time. Большая часть стартапов трудятся на инвестора Story Time. Наряду с этим инвестор Story Time — это не совсем реклама в классическом понимании.

Скорее о нем направляться думать, как об инвестициях в будущее либо, быть может, как о самой таргетированной рекламе в мире.

И в случае если при с Pinterest отечественный инвестор требует каждого отдельного пользователя (а их — миллионы) дать ему мало денег, то в большой стартапах он предлагает одному либо двум спонсорам положить в него пара миллионов, дабы потом им стало прекрасно. Наряду с этим в обоих вариантах в обязательном порядке используется убеждение.

Главная задача инвестора Story Time — заверить пользователей, словно бы реклама на его площадке принесет им больше пользы, чем на вторых ресурсах. Необходимость аналогичной психотерапевтической установки связана с тем, что (в большинстве собственном) онлайн-реклама в действительности не несет в себе какое количество-нибудь большого ценностного нюанса.

В большинстве случаев, к разряду самая ценной (с позиций лидогенерации) относят контекстную рекламу. Она показывается вместе с результатами поисковой выдачи и есть достаточно близкой к тому, дабы вправду удовлетворять пользователей, заинтересованных в приобретении товаров либо одолжений, данные о которых они уже вбивают в поисковую строчок.

Но обладателей большинства площадок, размещающих рекламу в онлайне, не очень заботит удовлетворение потребностей тех, кто ее наблюдает. Что для них вправду принципиально важно, так это завладеть вниманием пользователей. Со своей стороны, последние стараются преодолеть появляющийся барьер различными методами, сворачивая (закрывая) окна либо легко игнорируя рекламную данные, дабы добраться, наконец, до нужной статьи либо желаемого действия.

  • Из-за чего маркетологам не следует опасаться «баннерной слепоты»?

какое количество получает на рекламе Facebook?

Результаты анализа, совершённого Феликсом Стэлдером (Felix Stalder) показывают как незначительной с позиций потребительской сокровище есть подобная реклама.

По результатам очередного квартала Facebook декларировала, что ее 1 320 000 000 пользователей обеспечили компании совокупный доход в $2 910 000 000, что в пересчете на чистую прибыль составило $791 000 000, с рентабельностью продаж 27%.

Так, не смотря на то, что семь дней проводит хорошую работу по продаже рекламы, любой пользователь принес компании менее $0.6. И это притом, что (по отчетам Facebook) визитёр каждый день проводит на их сайте в среднем 40 мин. либо целых 60 часов в течение одного квартала!

Согласно точки зрения Стэлдлера достаточно увлекательной есть мысль того, что пользователи готовы трудиться на Facebook, самостоятельно генерируя контент без какой-либо денежной компенсации. Исходя из этого кроме того игнорируя ответственную концепцию «свободного культурного труда», нельзя не согласиться с тем, что модель ведения бизнеса принятая в Facebook (либо в Tripod!) может приносить прибыль, но поражает то, что стоимостное выражение сокровища внимания пользователя в аналогичных проектах мизерно малое — 1 цент в час ($0.6/60 часов). Имеется о чем задуматься рекламодателям на Facebook!

На основании вышеприведенных цифр, Дон Марти (Don Marti, сторонник и писатель свободного и открытого софта) демонстрирует, что печатные издания разрешают получить на рекламе практически в 4 раза больше, чем Facebook получает в Соединенных Штатах. Математика тут несложна: американцы в сутки тратят в 4 раза меньше времени на чтение печатных изданий (примерно 14 мин.), не смотря на то, что реклама в последних стоит на порядок дороже.

На лицо — узнаваемая неприятность «печатных долларов и цифровых центов» (в случае если пересчитывать прибыль на одного читателя с учетом времени, затраченного на чтение), которая в очередной раз демонстрирует явный парадокс: из-за чего нетаргетированная (нецелевая) печатная реклама стоит дороже, чем таргетированная (целевая) цифровая реклама?

Дон Марти растолковывает это так называемым эффектом «публичного места», каковыми (согласно его точке зрения) и являются печатные издания, и свойством последних вырабатывать бренд так, каким непубличные (узконаправленные) онлайн-объявления не смогут этого делать (не смотря на то, что я считаю, что все возможно растолковать исторически сложившимися стереотипами, и когда цифровая реклама сможет охватывать солидную часть рекламного рынка, объявления в печатных изданиях сходу упадут в цене).

У Цегловски на данный счет также имеется собственный вывод.

Достаточно бедные показатели цифровой рекламы побуждают инвестора Story Time становиться еще более убедительным. По окончании демонстрации примеров того, как мало сокровища приносят ему как пользователю нацеленные на него объявления, размещенные на YouTube канале, Цегловски делает следующий вывод:

«Несомненно, продавцы таргетированной онлайн-рекламы поймут собственные не сильный стороны. Именно это и предоставляет им широкие горизонты для совершенствования. Так как остается еще так много историй, каковые они готовы поведать своим потенциальным спонсорам».

  • 7 нужных советов по ведению рекламных кампаний в Facebook

Таргетирование рекламы

Большая часть инвесторов замечательно знают, что ваша компания не сможет вырасти до тех масштабов, которых достигла Facebook. Исходя из этого у вас постоянно будет оставаться потребность в обосновании того, что реклама на вашей площадке есть более полезной для каждого раздельно забранного рекламодателя.

Во второй половине 90-ых годов двадцатого века я был уверен, что смогу светло продемонстрировать, что реклама на отечественном сайте будет более действенной, поскольку мои методы разрешают совершенно верно разбирать действия визитёров с учетом того, какие конкретно страницы они создают, где живут, и на этом основании создавать более целенаправленные рекламные объявления.

На сегодня, в Facebook сумели создать усовершенствованный вариант того, что собирался сделать я, не смотря на то, что они и сталкиваются (в плане выбранной бизнес-модели) с теми же проблемами, с которыми боролись мы 20 лет назад. Таргетирование по принципу распознанного намерения (как это реализовано в контекстных объявлениях поисковой совокупности Гугл) вправду трудится хорошо, но таргетирование с учетом демографических, психофизических и личностных заинтересованностей (как это делают в Facebook) трудится намного лучше, чем ориентация рекламы на группу, объединенную неспециализированным поисковым запросом.

Исходя из этого всякому, кто хочет «обогнать» Facebook в вопросах размещения рекламы, неизбежно необходимо настроиться на еще более глубокое погружение в мир пристального наблюдения за вашими визитёрами. Это, например, предполагает:

  • необходимость отслеживания предпочтений (и передвижений) целевой аудитории в связи с применением тех либо иных типов мобильных девайсов;
  • разработку более сложных профилей для личных страниц;
  • получение (среди них и за плату) от третьей стороны информации о ваших визитёрах, которыми вы (по различным обстоятельствам) не обладаете.

По окончании того, как нам было нужно согласиться с тем, что в Сети реклама стала бизнес-моделью по умолчанию, следующий ход представляется достаточно очевидным: обладателям сайтов необходимо больше информации о пользователях, дабы онлайн-объявления были более совершенно верно нацеленными и более действенными.

Наряду с этим Цегловски делает серьёзное замечание: «Нам необходимо больше данных не только вследствие того что на данный момент это связанно с эффективностью, но и вследствие того что мы вынуждены говорить все более похожие на правду истории». Исходя из этого и приходится создавать бизнесы, в которых соучредители обещают спонсорам, что их реклама будет более массивной, вездесущей и таргетированной, поскольку она настраивается в соответствии с неизменно обновляющимися данными о поведении пользователей.

  • Из-за чего так серьёзен социально-демографический таргетинг?

В чем же состоит первородный грех Интернета?

В виду всего сказанного выше, я заключил, что реклама есть первородным грехом Интернета.

По моему глубокому убеждению, падшее состояние современной Сети во многом обусловлено выбором рекламы в качестве главного метода монетизации онлайн-проектов и контентных сервисов.

Методом проведения последовательных инноваций в духе инвестора Story Time, мы сами приучили пользователей, что все их действия и высказывания должны планировать в некие профили, каковые они смогут просматривать, разбирать и изменять. Со своей стороны веб-структура таких страниц зависит не только от того, какой контент на них возможно разместить, но и от того, какую в том месте возможно продемонстрировать рекламу.

Подобное злоупотребление личной информацией со стороны обладателей социальных сайтов и сервисов знакомств вызывают активные дебаты среди технически подкованной аудитории Сети. К тому же, указанные манипуляции не через чур смущают несложных обывателей, являющихся активными пользователями онлайн-ресурсов. Более того, они, наверное, такие трансформации принимают как важную часть собственного виртуального опыта.

Визитёры сайтов и лендингов так привыкли к тому, что за ними всегда следят, что кроме того ситуации, в то время, когда факты подпольной правительственной слежки приобретают широкую огласку, не приводят к какое количество-нибудь большому социальному резонансу, талантливому запустить процесс соответствующих действенных изменений и реформ.

И не смотря на то, что администрация Обамы выступает за предоставление большей прозрачности запросам госслужб довольно персональной информации пользователей, все же госслужащие отклонили солидную часть рекомендаций по реализации данной стратегии, исходивших от свободной группы по обзору, которую сами же госслужащие и прописали. Наряду с этим меньше половины американцев уверенны, что опубликованная Сноуденом (Snowden) информация помогает публичным заинтересованностям. Солидная же часть населения США ратует за криминальное преследование аналогичных осведомителей.

Думается, готовность быть под пристальным наблюдением страны не нужно растолковывать чрезмерной любовью американцев к собственному президенту, доверие к которому находится на критически низком уровне. Более правдоподобной представляется версия, в соответствии с которой такое положение дел искаженный взор рядового пользователя на современное устройство Сети: в случае если мы разрешаем за собой следить — без отличия корпорациям либо правительству,— вместо мы безвозмездно возьмём желаемый контент либо веб-инструментарий.

В этом месте повествования необходимо сделать маленькую паузу, дабы лишний раз напомнить себе, что намерения всех участников обрисованных процессов являются, вероятнее, лишь благими :). И я не был исключением.

  • Что Facebook знает о вас?

«Неприятность» нецелевого трафика

Трудясь над проектом Tripod, я желал создать ресурс, инструментарий которого разрешал бы любому человеку донести себя и быть услышанным любой выбранной им аудиторией: как несколькими приятелями, так и всем земным шаром, в случае если того потребовала обстановка. Тогда (в 1995 году) было довольно мало возможностей, дабы дать бесплатную онлайн-площадку для размещения веб-страницы и наряду с этим еще и умудриться получить денег.

не сильный развитие платежной онлайн-инфраструктуры также являлось важной преградой для большой части отечественных потенциальных клиентов. Во многих государствах люди и сейчас не пользуются пластиковыми картами. Что уж сказать о положении дел в 1995 году.

Электронные платежные совокупности типа PayPal оставались неразвитыми впредь до 1999-х.

Но за счет того, что сервис Tripod был бесплатным для пользователей и жил за счет рекламы, любой, у кого был доступ к Сети, имел возможность свободно опубликовать собственную страницу, чего не было возможности сделать на подавляющем большинстве вторых веб-ресурсов того времени.

Во второй половине 90-ых годов XX века мы увидели, что большая часть отечественных пользователей были из следующих четырех государств: США, Канады, Малайзии и Великобритании. Учитывая тот факт, что мы не размещали контента на Bahasa Malay (официальный язык, принятый в Малайзии — прим. ред.) и не предпринимали целенаправленных упрочнений для выхода на малайзийских пользователей, их фактическое присутствие на отечественном сайте представлялось нам пара необычным явлением.

Я распечатал часть широкого контента, сгенерированного заморскими пользователями на непонятном мне языке, и отнес распечатки доктору наук в ближайший колледж прося оказать помощь с их переводом. По окончании прочтения, он сказал, что отечественный ресурс был выбран в качестве одного из инструментов для выражения взоров оппозиционной политической группы, именовавшей себя Реформистским перемещением Анвара Ибрагима (Anwar Ibrahim’s Reformasi movement).

То, что малайзийские политические активисты стали кроме этого активными пользователями Tripod, не было прямым следствием принятой нами модели, ориентированной на рекламу. Скорее, это было непреднамеренным, косвенным, но хорошим следствием отечественной деятельности.

Правда тогда мы так и не смогли отыскать метод конвертации трафика из этого региона — рекламодателей, заинтересованных в показе рекламы малайзийским пользователям не выяснилось. Помимо этого, в отечественной команды велись оживленные дискуссии по поводу того, как «сократить убытки» и стоит ли по большому счету предоставлять возможность применения отечественного сервиса людям из тех государств, где мы не можем реализовывать рекламу.

Сейчас с аналогичной задачей сталкивается Facebook и другие растущие «рекламозависимые» проекты, охватывающие страны третьего мира. Я рад, что мы в свое время приняли верное — если не в денежном, то в моральном замысле — ответ. Приятно, что и Facebook по сей день поступает кроме этого.

Преимущества рекламно-ориентированной Сети

Так, одним из преимуществ Сети, ориентированной на рекламу, есть ее открытость и доступность для большего количества пользователей, среди которых большое количество жителей и молодёжи развивающихся регионов. Как раз спонсорские деньги разрешают визитёрам сайта «попытаться, перед тем как приобрести», наряду с этим максимально сглаживая переходы между последовательными этапами воронки продаж и разрешая социальным сервисам набирать миллионные аудитории в рекордно маленькие временные промежутки.

Со своей стороны, это ведет к замечательному вирусному эффекту: индивидуум, зная, что все его одноклассники «тусуются» на Facebook, скорее также в том месте пройдёт регистрацию. Кроме того в случае если ему что-то и не нравится в связи с самим сайтом, но присутствие на нем удовлетворяет его потребность в социальном сотрудничестве не только со собственными привычными, но и с другими участниками общества.

Теоретически, совокупность, ориентированная на рекламу, требует меньше тайной и личной информации, чем другие типы делового сотрудничества. Наряду с этим подписки и микроплатежи осуществляются в онлайн-режиме при помощи пластиковых карт (для этого требуется данных не больше, чем при осуществлении подобных расчетов оффлайн).

А настройка контекстных объявлений традиционно связана с контентом пользователя, а не с его идентификацией по демографическим и психографическим параметрам. Но на практике Facebook методично старается заверить рекламодателей в том, что их послания достигнут как раз тех людей, которых они видят в качестве собственных потенциальных клиентов, что — в конечном итоге — предполагает сбор и обработку внушительного количества их персональных данных.

В продолжение темы о преимуществах рекламно-ориентированной Сети, нельзя не упомянуть о том, что такая бизнес-модель существенно активизирует процесс приведения рабочий виртуальной сферы к общепринятым бизнес стандартам. Это происходит за счет того, что такие проекты как Tripod прилагают целенаправленные упрочнения, убеждая больших игроков рынка в необходимости их присутствия в сети, неустанно позиционируя последнего в качестве ответственной медиа-сферы, талантливой выгодно выстраивать их бренд.

хороший тому пример — компании автопрома. Еще в начале 2000-х проект Second Life (популярный трехмерный виртуальный мир с элементами социальной сети, что насчитывает более чем 1 000 000 активных пользователей — прим. ред.) пробовал (действительно, не весьма удачно) убедить Pontiac вкладывать средства в создание виртуальных дилерских центров, каковые были бы дешёвы пользователям Second Life.

Участники Second Life имеют возможность не только выстраивать собственный виртуальный мир (Your World. Your Imagination.), но и выполнять приобретения в любом из тысяч магазинов, представленных в данной игре

Так, отвлекая совсем часть от огромного рекламного бюджета автомобильных компаний, что они тратят в оффлайне, рекламно-ориентированные проекты Сети переводят эти предприятия на «онлайн-рельсы» еще перед тем, как сам бизнес поймёт в этом объективную необходимость.

Итак, среди относительных преимуществ Сети, ориентированной на рекламу возможно выделить следующие:

  • стремительный рост онлайн сферы;
  • открытость ее для тех, кто неимеетвозможности либо не желает платить за возможность деятельно пользоваться желаемым веб-инструментарием.
  • Эволюция интернет-рекламы

Неприятные последствия

Но наряду с этим существует как минимум 4 недочёта, свойственных Интернету, главный бизнес-моделью которого есть получение прибыли от рекламы.

Во-первых, в случае если и возможно представить себе рекламу без привязки к сбору информации о тех, кому ее показывают, то это справедливо только по отношению к рекламным кампаниям, проводившимся в прошлом веке.

Тяжело себе вообразить онлайн-рекламу без наблюдения за соответствующей целевой аудиторией. Возможно заявить, что возможность отслеживания действий того, кто наблюдает рекламные объявления — наиболее значимое и первейшее преимущество рекламы в сети.

Слежка за теми, кто реагирует на платную рекламу нужна хотя бы чтобы выявлять и ликвидировать факты кликфродинга (от англ. click fraud (клик-фрод, склик) — применение особых программ, имитирующих щелчки мышью по рекламному объявлению, c целью неестественного завышения числа пользователей, взглянувших рекламу — прим. ред.). Помимо этого, в случае если теория Цегловски верна, то — до тех пор пока реклама приносит прибыль — ни обладатели сайтов (те, кто замечают), ни их визитёры (те, за кем замечают) не выявляют особенного жажды что-то поменять в связи с ростом степени слежки за пользователями.

Возможность отслеживания действий визитёров — наиболее значимое и первейшее преимущество рекламы в сети

Твитнуть цитату

Во-вторых, ориентация на рекламу не только провоцирует возрастающую слежку, нужную для удовлетворения потребностей «инвестора Story Time» (выражаясь терминологией Цегловски), но и пагубно воздействует конкретно на контент.

В частности, подобные модели провоцируют распространение и создание информации, «заточенной» в большей мере на увеличение просмотра страниц и на повышение кликов мышью; и в меньшей — на сокровище содержания.

Создание вирусных заголовков (clickbait) стало так массовым явлением, что кроме того таковой проект как Upworthy, что сам взял 88 000 000 активных пользователей всего за 20 месяцев благодаря вирусному контенту, призывает рекламодателей обращать внимание, в первую очередь, на то, сколько времени пользователи уделяют изучению содержания страницы, а не на количество ее просмотров.

На основной странице сайта upworthy.com в числе разделов, попадающих на первый экран — список самый «расшаренных» материалов

Кое-какие медиа-империи нового поколения так очень сильно привязаны к рекламным показателям (метрикам), что обязывают собственных штатных авторов часть их рабочего времени применять не на создание нужного и информативного контента, а на подготовку постов, направленных на повышение количества просмотра страниц и репостов (перепостов).

Так, тогда как большая часть печатных изданий оценивают собственных репортеров по степени читаемости их материалов, информационные агентства Сети, влияние которых на публичное вывод всегда возрастает, поступают в противном случае, все чаще поощряя выдавать не столько социально значимую данные, сколько контент, побуждающий все опять и опять нажимать ссылку «наблюдать следующую страницу».

В-третьих, рекламная концепция развития ведет к чрезмерной централизации Интернета.

Происходит это потому, что с расширением онлайн-сферы, количество свободных рекламных каналов значительно уменьшается. Это вынуждает зависимые от рекламы проекты отчаянно бороться за возможность охвата все большей аудитории.

Всего пара десятилетий назад для «выхода» на солидную часть населения США достаточно было приобрести рекламное время на ТВ-станциях 4 наибольших телевизионных сетей. Сейчас такое положение вещей вряд ли вероятно.

Рекламодателям приходиться заказывать рекламу на сотнях различных сайтов, разбросанных по Сети, стараясь недороже приобрести трафик с таргетингом на нужную целевую аудиторию. Соответственно, большие игроки желают взять как возможно больше спонсорских денег из аналогичных каналов.

На практике это, к примеру, выразилось в том, что Facebook выкупил Instagram и Whats App. Подобные слияния содержат в себе потенциальную угрозу, поскольку единоличные собственники таких социальных платформ управляют публичным мнением в масштабах, сравнимых с полномочиями правительственных органов.

И, наконец, в-четвертых, кроме того благие попытки сгладить неприглядные стороны рекламной модели имеют определенные негативные последствия.

К примеру, честно хотя оградить индивидуума от «неактуальной» для него рекламы, многие сайты предлагают показывать круг личных заинтересованностей, дабы контент и, конечно, реклама больше соответствовали насущным потребностям конкретного пользователя. Ясно, что предоставляя подобную данные, человек не ограждает себя от рекламы, но разрешает сделать ее более «занимательной» и правильнее направленной на себя.

Но подобная персонализация и узконаправленный подход имеют значительный идеологический недочёт: два подписчика интернет-издания смогут заметить одну и ту же обстановку в совсем противоположном свете. То же самое относится и к новостным лентам социальных сетей: пользователь принимает мир через призму постов собственных «друзей», и формирование его мировоззрения во многом зависит от методов, каковые выбирают «релевантный» для пользователя контент.

Вправду ли все это так без шуток? Изучения показывают на то, что подобные персонализированные сайты очень сильно содействуют образованию «закрытых клубов по заинтересованностям», участники которых находятся в собственного рода «идеологической изоляции» — они не склонны без шуток разглядывать точку зрения оппонентов и довольно часто игнорируют объективные факты, относящиеся к вопросу, на которых возможно выстроить конструктивную дискуссию.

В соответствии с широкому анализу Джилада Лотана (Gilad Lotan), размещённому в Global Voices, как раз «сверхперсонализация» социальных сайтов и поисковых алгоритмов стала обстоятельством того, что любая из конфликтующих сторон в Израиле и Палестине видела обстановку в секторе Газа только со своей точки зрения. Создатель назвал положение вещей, в то время, когда Сеть «заточена» на предоставление как раз той информации, которую хочет взять человек, результатом «персонализированной пропаганды».

  • Все, что необходимо знать о таргетинге по заинтересованностям

Как исцелить Интернет: рецепт от Цегловски и компании

Само собой разумеется, значительно несложнее разглагольствовать о разработках, нежели предлагать конкретные ответы обсуждаемых неприятностей. К чести Цегловски, он завершает собственный доклад комплектом в полной мере конкретных предложений, которые связаны с ограничением персональных цифровых данных, каковые рекламодатель может применять.
Он требует, дабы пользователь имел возможность просматривать и удалять собранную о нем данные. Кроме этого он предлагает ввести ограничение на возможность передачи и продолжительность хранения таких данных.

Внедрение этих рекомендаций предусматривает построение действенной регулирующей совокупности и свойство соответствующих национальных органов — в Соединенных Штатах это Федеральная Торговая Рабочая группа (Federal Trade Commission) — предпринимать, при необходимости, действенные меры в отношении обладателей больших интернет-проектов, каковые из года в год становятся все более влиятельными кроме того на национальном уровне.

Более того, Цегловски не просто рассуждает на эту тему, но и на практике старается отыскать работоспособные варианты реализации собственной теории. Он создал и поддерживает проект Pinboard.in — простой (с позиций дизайна), но достаточно функциональный «сервис социальных закладок для необщительных»:

Бизнес-модель Pinboard.in основана не на рекламе, а на прогрессивной абонплате

Наряду с этим монетизация сайта осуществляется по следующей схеме: дабы открыть собственный аккаунт, будущий участник обязан внести абонентский годовой взнос, размер которого возрастает на фиксированную долю цента по мере добавления каждого нового пользователя (в то время, когда я регистрировался на Pinboard.in цена аккаунта составляла $5, а на момент подготовки данной статьи — уже $11).

Эта символическая плата не только открывает пожизненный доступ к сайту, защищенному от спама и обеспечивающему приватность данных пользователя, но и разрешает обладателю проекта приобретать заслуженную прибыль по мере роста его популярности. Подобную бизнес-модель кроме этого применяет платформа MetaFilter.com (MetaFilter — это так называемый weblog-сервис, комментарии и посты которого представлены в виде исходящих ссылок на сторонние ресурсы, которые содержат увлекательную данные — прим. ред.).

Пользователи Pinboard.in смогут получить доступ к более расширенному функционалу. Годовой тариф в $25 разрешает создавать архивы закладок и руководить ими, что расширяет возможности, которые связаны с мониторингом собственной активности в Сети.

Думаю, никого не поразит заявление Цегловски о том, что он ни при каких обстоятельствах не будет запускать на своем сайте рекламу либо реализовывать информацию о пользователях третьей стороне. Наряду с этим он напоминает:

«Вы, само собой разумеется, имеете право не платить за хранение собственной личной информации. Но при таких условиях тот, кто оплачивает ее хранение, будет применять ее в собственных заинтересованностях, каковые, вероятнее, не совпадают с вашими».

Проект Pinboard был запущен в 2009 году в ответ на трансформацию политики популярного сайта социального хранения закладок Del.icio.us (от англ. Delicious «очаровательный», «восхитительный»; в 2008 году домен поменяли на delicious.com — прим. ред.), созданного в 2003 году Джошуа Шахтером (Joshua Schacter) и реализованного им в 2005 году компании Яху!, которая неспешно привела сервис в упадок.

Исходя из этого в политике Pinboard прослеживается попытка Цегловски донести до общественности идею о том, как принципиально важно заботиться о безопасности персональных данных онлайн-пользователей, среди них и при смене обладателя сайта. Быть может, его упрочнения побудят нас задуматься о сложившемся положении дел в данной сфере либо кроме того постараться создать прототип Сети, которая была бы основана на иных, хороших от рекламы, правилах.

  • Эволюция маркетинговых данных

Будущее Интернета

Прошло уже более 25 лет с того времени, как во второй половине 80-ых годов XX века Тим Бернерс-Ли (Tim Berners-Lee) изобрел разработку HTTP — как раз с этим событием принято связывать рождение Интернета.

Сайт WebAt25.org был намерено запущен в честь 25-летия Интернета

А с 1994 года (другими словами уже более 20 лет) полноценно функционирует консорциум Глобальной паутины (World Wide Web Consortium, W3C), занимающийся практическим воплощением и разработкой технологических стандартов для Интернета. Однако, многие сервисы, которыми мы привыкли пользоваться, достаточно молоды (к примеру, Twitter трудится в Сети с 2006 года).

Оглядываясь на пройденный путь, возможно, сложно полностью представить себе целый масштаб преобразований, нужных для поменян

Случайные статьи:

The Amazing Tour Is Not On Fire


Подборка похожих статей:

admin